Эзотерический журнал "Мысль"

Наука Философия Эзотерика Искусство

Архив: Апрель, 2008

От редакции

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

Эта статья без изменений взя­та из журнала «Theology and Con­temporariness» (Т & С) 2008 г, № 1 January-March, стр. 4-6.

Ее автор просил предпослать статье следующие замечания, дис­куссионные, как и сама статья, с точки зрения редакции. Приводим их ниже.

«Мы являемся свидетелями начала процесса теологизации нау­ки. В статье в популярной форме обсуждается важнейший аспект этого процесса, касающийся воз­никновения модельной монотео­логии — теологии монотеизма, ос­нованной на каббале. Модельная монотеология на модельном уров­не объединяет две фундаменталь­ные самодостаточные науки — про­цессологию (физику в широком смысле) и системологию (киберне­тику в узком смысле).

В отличие от модельной, тра­диционная монотеология, входя­щая в эзотерику, имеет вербальный характер и построена на аналогиях. Модель — это абстрактное вербаль­ное описание явления, иногда оно может быть математизировано.

Модельная монотеология чужда широко распространен­ным эзотерическим учениям, та­ким, как нумерология, астроло­гия и др. И это «отчуждение» но­сит принципиальный характер (см., Т & С).

Однако автор дал согласие на публикацию своей статьи на стра­ницах Вашего журнала по сле­дующим причинам.

Эзотерика и модельная моно­теология разными методами нахо­дят правильный ответ на одни и те же проблемы, решение которых принципиально невозможно мето­дами физики.

Эзотерические направления алхимии, астрологии и нумероло­гии были предтечами процессоло­гии Ньютона и Кеплера, так же, как эзотерическая теософия Бла- ватской и Рерихов явились предте­чами современных попыток согла­сования религии и науки в модель­ной монотеологии. Поэтому, не­смотря на анафему ортодоксаль­ных ученых и иерархов монотеиз­ма, указанные направления долж­ны подвергаться объективной оценке и критике.

Основную роль в объективной оценке достоверности «паранор­мальных» явлений играют методы математической статистики, широ­ко используемой и в модельной монотеологии».

Бенцион Флейшман

 

Каббалистические основы современной науки

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

Бенцион Флейшман

Ключевые слова: каббала, современная наука, модель, образование

В рамках мировоззрения каббалы решаются про­блемы возникновения миров и поддержания их суще­ствования. Современная наука безуспешно пытается ответить на те же вопросы в узких рам­ках материального мира. В этих рамках она в принципе не мо­жет ответить на три фундамен­тальных вопроса — возникнове­ние Материального Мира, Жиз­ни и Человека Разумного. Каб­бала решает эти проблемы [1, 2].

Однако, существует мнение о низкой, по сравнению с при­нятой в современной науке, строгости таких решений. Раз­беремся в этом вопросе. Основ­ным теоретическим инструмен­том современной науки, начи­ная с Ньютона, являются моде­ли. Они принципиально отли­чаются от аналогов основного инструмента древних ученых со времен Аристотеля (нумероло­гия, астрология и др.). До не­давнего времени считалось, что древней каббале чужды модель­ные построения. Однако, основ­ные исследовательские модели каббалы — «Древо сферот» и схема Ари*, описывающие соз­дание материального мира и взаимодействие последнего с духовными мирами, — не остав­ляет сомнений в том, что мы имеем дело с концептуальными моделями, не отличающимися от концептуальных моделей, используемых в современной науке.

Арье Каплан** первый ука­зал на выдающуюся роль Рамхаля*** в становлении совре­менной каббалы на системной основе [1, стр. 72-73]. Рамхаль придал каббалистическим пред­ставлениям о шести сущностях Б-га — Существованию, Совер­шенству, Необходимости, Неза­висимости, Простоте и Единст­венности — логическую замкну­тость, выведя из Простоты и Совершенства остальные четы­ре [2, стр. 15-17; 3, стр.17]. Это поразительным образом согла­суется с моделями системоло­гии****, являющимися просты­ми и совершенными (оптимиза­ционными). Его шесть систем­ных положений познания [2, стр. 9-12] являются исходными для каббалы и системологии как фундаментальных наук [4, стр. 22-25].

Опровергнем три предубеждения относительно кабба­лы.

Первое предубеждение — каббала является сугубо умо­зрительной (спекулятивной) об­ластью знания. Оно основано на том, что ее положения не могут быть экспериментально прове­рены, как это делается в совре­менной науке, например, в фи­зике. На самом деле каббала также имеет эксперименталь­ную базу, хотя и менее объек­тивную. Она основывается на массовых экспериментах над субъективными описаниями впечатлений испытуемых, нахо­дившихся в состоянии медита­ции, клинической смерти и др.

Второе предубеждение — каббала, будучи признана нау­кой, никак не соотносится с со­временными, едиными в своей основе, фундаментальными знаниями. Однако, на самом де­ле эти знания не едины, и имен­но каббала, «встраиваясь» в со­временную науку, придает ей единство. Это утверждение тре­бует разъяснения.

Дело в том, что современ­ные фундаментальные знания о материальных системах состоят из двух самодостаточных наук с противоположными парадигма­ми. Это физика в широком смысле, обобщающая экспери­менты над простыми системами, не обладающими актом реше­ния, и системология — умозри­тельная наука о сложных систе­мах, обладающих таким актом.

Эмпирические законы фи­зики могут быть опровергнуты противоречащим им экспери­ментом. В то время, как умозри­тельные законы системологии, не будучи эмпирическими, не могут быть ни опровергнуты, ни подтверждены эксперименталь­но (они в этом просто не нуж­даются). Один из отцов систе­мологии У. Р. Эшби указал на инженерный аспект ее законов, говорящих не о том, «что есть», а о том, «что может быть». И это роднит характер законов системологии с характером от­крываемых каббалой законов Всевышнего, когда Он предста­ет Инженером: Проектировщи­ком в Высших мирах и Творцом в нашем мире. Поэтому не уди­вительно, что законы каббалы, которым подчиняются законы духовных и материальных сис­тем (простых и сложных), яв­ляются единой основой двух вышеупомянутых самодоста­точных фундаментальных наук.

Третье предубеждение — каббала, если и может быть причислена к наукам, то лишь к гуманитарным, а не к естест­венным, основные субстанции которых имеют «измеритель­ные» определения (принцип операционализма). Однако, со­временный ослабленный прин­цип операционализма выводит каббалу из семейства философ­ско-гуманитарных наук с их не­скончаемыми словесными опре­делениями основных субстан­ций и вводит в семейство «есте­ствознания». Действительно, имеются основные субстанции: для физики — субстрат (веще­ство и энергия), для системоло­гии — эффективность (вероят­ность достижения цели при ог­раниченных ресурсах) и для каббалы — святость, или «шхина» на иврите (интенсивность Божественного присутствия) [4, стр. 19-20]. Ослабленный прин­цип операционализма требует указания способов измерения субстрата в объекте для физики, вычисления эффективности субъекта для системологии и упорядочения объектов и субъ­ектов по их святости для кабба­лы. Повышение абстрактности субстанций этих наук предо­пределяет соответствующее ос­лабление требований к опера­циям «измерять», «вычислять» и «упорядочивать». Другими словами, наиболее сильное тре­бование измеримости субстан­ции физики заменяется более слабым требованием вычисли­мости субстанции системологии. И, наконец, наиболее слабое требование к субстанции кабба­лы — упорядочивать с ее помо­щью объекты и субъекты.

Для иллюстрации указан­ных выше общих построений приведем пример интерпрета­ции высшей, «проектирующей» части Древа нисходящих сфир для системологии [5].

Высшая сфира — Кетер — осуществляет Волю Всевышне­го. Интерпретируется актом ре­шения — целенаправленным вы­бором системой одной из аль­тернатив.

Правая сфира — Хохма — осуществляет воздействие в ви­де неограниченной отдачи До­бра премудрости. Интерпрети­руется «безоглядным» действи­ем системы.

Левая сфира — Вина — осу­ществляет осмысленный прием Добра премудрости с торможе­нием этой отдачи. Интерпрети­руется обеспечением надежно­сти системы.

Серединная сфира — Даат — осуществляет сбалансирован­ность действия и его торможе­ния, обеспечивая совершенный прием Добра премудрости. Ин­терпретируется активным оп­тимальным существованием системы с обеспечением ее надежности

Ни­жестоящие сфиры интерпрети­руются более конкретными ви­дами управления, помехоустой­чивости и обеспечения надеж­ности. Наш материальный мир предоставляет лишь ограничен­ные ресурсы для сложных сис­тем, и поэтому существуют пределы их потенциальной эф­фективности. Фундаменталь­ность системологии как науки состоит в установлении таких пределов.

Изучаемые каббалой духов­ные системы — обитатели ду­ховных миров, не скованные пространственно-временными ограничениями, — не подчиня­ются системологическим огра­ничениям. Их беспредельное могущество (эффективность) регулируется лишь Божественной Волей.

Напротив, все базовые ал­горитмы софтвера современной компьютерной цивилизации полностью подчинены предель­ным законам системологии, ко­торые указывают пределы эф­фективности сложных систем (предельные законы потенци­альной эффективности). При этом особую роль играет кон­станта Бреммермана, устанав­ливающая максимальное число В=1047 операций, которые мо­жет совершить как угодно орга­низованный грамм вещества за одну секунду. Эта константа, в частности, обуславливает пре­дел быстродействия компьюте­ра, к которому мы стремительно приближаемся.

 

Как действует медитация

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

Кюнциг Шамар Римпоче

 

Медитация — это нечто очень интересное и хорошее. Если вы хоть раз ощутили то, чем она являет­ся, у вас появится к ней настоя­щий интерес и начнется разви­тие. До тех пор, пока вы не по­знали настоящее ядро медита­ции, пока не испытали действи­тельную медитацию как тако­вую — настоящий интерес у вас не возникнет. Медитация не ин­тересна до тех пор, пока в ней не достигнут определенный ре­зультат.

Причина этого в том, что, ум, как правило, не привык быть уравновешенным. Всем нам гораздо ближе состояние, при котором непрерывно появ­ляются мысли, и ум постоянно следует за этими спонтанно и непрерывно возникающими мыслями. Мысли, запутанность, беспокойство отвлекают нас. Это хорошо знакомое, само со­бой разумеющееся для нас со­стояние ума. Поскольку наш ум так привык быть беспокойным и находиться в постоянном дви­жении, то при подобном его со­стоянии медитация есть нечто неестественное, непривычное для нас и не соответствующее тому, что мы обычно испытыва­ем. По этой причине медитация становится тем, для чего мы должны напряженно трудиться, а это лишает нас спонтанного интереса. Это все равно, что учиться плавать. Когда нау­чишься — легко. Но до тех пор…

Для того, чтобы этому нау­читься, нужны терпение и усер­дие. Для достижения результа­тов необходимо, прежде всего усердие, а также знание того, как нужно медитировать.

Употребляемое нами поня­тие «медитация» очень неопре­деленно и может быть понято по-разному. Иное дело — приме­няемое для обозначения этой практики тибетское слово ГОМ, означающее, что ум однона­правлен, что переживается со­стояние стабильного, ясного, незамутненного и ничем не от­влеченного ума.

Медитация не означает при­ведение ума в такое состояние, при котором испытывается не­что особенное, видится различ­ный свет, переживается что-то фантастическое. Мы не привно­сим в ум ничего подобного. Многие люди думают о медита­ции как о появлении особых ви­дений и фантастических пере­живаний. Они стараются вы­звать видения, не исключая для этой цели даже прием ЛСД. Они пытаются создать в теле опре­деленное чувство, слушая при этом музыку, и думают, что это и есть медитация. Но все это только различные чувства, ко­торые они сами создают и ис­пытывают. Ничего общего с ме­дитацией тут нет, так как ум все еще отвлечен и занят всевоз­можными вещами. Так скажем, медитацию на восьмого Карма-пу часто практикуют, представ­ляя, что по небу летают разно­образные дакини (Дакини — «дакини (тиб. Кадрома mkha gro ma). Кадрома буквально означает «небесная странница». «Не­бо» — это пустота: дакини перемещается в этой пустоте, то есть действует в полном осознавании пустоты, абсо­лютной реальности. Словом «дакини» могут называть земную женщину, реа­лизовавшую свою истинную природу, или богиню, или непосредственное проявление просветленного ума. Дру­гое значение слова «дакини» — обита­тельница чистого мира существ класса дакини. (Глоссарий к: Тендзин Вангьял Ринпоче «Тибетская йога сна и сно­видений», С.-Пб., 1999.)

В начале 70-х годов у меня было несколько друзей, которым я объяснил ме­дитацию на восьмого Кармапу. Они ушли домой, приняли ЛСД, завели музыку и занялись затем медитацией. Наверное, они ду­мали, что дакини будут лучше танцевать под музыку. Но это не то, что я хочу вам передать.

В чем на самом деле заклю­чается медитация? В том, чтобы мы стали способными видеть ум в его естественном состоянии, ум как таковой, видеть его на­стоящую природу, чему до сих пор препятствовали безостано­вочно протекающие мысли­тельные процессы. Здесь можно выделить два уровня.

С одной стороны ум посто­янно следует за внешними пе­реживаниями, запахами, фор­мами, звуками и т.д. Эти опыты наших чувственных восприятий — первое отвлечение. Наш ум непрерывно занят ощущением внешних объектов, внешнего мира, что мешает нам сохранять его спокойным. Почему? Пото­му что наш ум постоянно внут­ренне отождествляет себя с ни­ми — это второй уровень. Ум по­стоянно размышляет и привык следовать за мыслями. Поэтому мы неспособны удерживать под контролем чувственные воспри­ятия, в ходе которых ум следует за внешним.

Когда нам удастся постоян­но контролировать наши мысли, первый уровень тоже переста­нет быть для нас проблемой, так как отвлечения больше нет. Ощущение чувственных вос­приятий больше не будет поме­хой для нас. Наша задача — нау­читься контролировать посто­янно возникающие мысли, со­хранять ум сконцентрирован­ным. При достижении такой концентрации все чувственные восприятия — больше не отвле­чения для ума. Поэтому можно проникать во все более глубо­кие и спокойные состояния ума. У вас пока не было такого со­стояния. Но когда вы однажды достигните этого уровня, ум станет просторным, действи­тельно спокойным и глубоким. Это все равно, что раскрыть од­ну дверь в уме — все остальные двери распахиваются одна за другой и вы можете продви­гаться все дальше; выработа­лось особое высшее чувство на­стоящего качества ума. Поэтому медитация в Тхераваде по­строена так, что практикующие спят лишь 6-7 часов в сутки, а все остальное время медитиру­ют. Такое построение позволяет за короткое время достичь спо­койствия ума. (Здесь говорится не об определенном направле­нии, как, к примеру, в Таиланде, а об общем способе практики в Тераваде.) После часа дня они не принимают никакой еды, до­пускаются только легкие напит­ки, не имеющие большой пита­тельной ценности. Разрешены лишь такие напитки, как вода, чай, молоко — то есть те, в кото­рых отражается лицо пьющего, — но нельзя есть тяжелые супы или йогурт.

Если, начиная с полудня, не принимать больше никакой еды, ум станет яснее, менее сонным, что и требуется для медитации. Это придаст уму больше силы и ясности, так что всем, кто про­бует себя в медитации, следует делать так же. Принимать еду можно только на следующее утро. Спать можно ложиться примерно в пол-одиннадцатого вечера, а вставать рано утром около пяти. Вероятно, это не очень подходит для сегодняш­него дня, но прежде делали так, потому что медитационная про­грамма была направлена на дос­тижение результатов за очень короткое время. Выбравшие эту форму, делали так, потому что получили учение от Будды о том, что Самсара ужасна, полна страданий, о том, что в Самсаре ничего не достигнешь. Именно этому они придавали особое значение, по природе своей склоняясь к полному принятию того, что Будда говорил о Сам­саре. Они совершенно отдаля­лись от Самсары и концентри­ровались на медитации. Достиг­нув затем результатов, они были довольны и не слишком заботи­лись о чувствующих существах. Не имея ничего против того, чтобы для тех было что-то сде­лано, они все же не занимали позицию «Я разрешу проблемы чувствующих существ». Они хотели всего лишь как можно быстрее добиться результатов в медитации.

Мы же, напротив, едим и после полудня, и по вечерам, потому что мы — Бодхисаттвы. (Смех.) Поскольку Бодхисаттвы не столь много думают о себе, они не слишком торопятся дос­тичь своей собственной цели. (Смех.)

Особенность Бодхисаттв в отсутствии страха перед всё но­выми и новыми рождениями. Они возвращаются опять и опять, будучи к этому готовы. Они хотят рождаться снова и снова. Потому-то они и не стре­мятся к форме медитации, при­нятой в Тхераваде, системати­чески точное следование кото­рой неизбежно повлечет за со­бой невозможность перерожде­ния в Самсаре. Это отсечено. Перерождение невозможно да­же при желании.

Построением своей медита­ции они достигают очень скон­центрированного состояния и потому способны применять аналитический уровень медита­ции. Анализируя тем самым со­стояния своего ума. Достигнув силы аналитической медитации, они способны в точности опо­знавать природу всех ядов ума, будь то гнев, желание, ревность, зависть — все, что угодно. Это можно сравнить с пробуждени­ем ото сна, когда убеждаешься в том, что пережитое не обладало никакой действительностью. Пережитое исчезает, потому что не было действительно сущест­вовавшим. Его не нужно оттес­нять или удалять.

Вот так приблизительно вы­глядит применение аналитиче­ских методов к отдельным ядам ума, благодаря чему появляется способность смотреть сквозь мешающие эмоции и видеть, что те, собственно, не сущест­вуют. Исходя из этого понима­ния, они познают настоящую природу мешающих эмоций, удаляют причины, которые ина­че содействовали бы перерождению в Самсаре. Когда они умирают, их ум переходит в ме­дитацию, и они не могут больше переродиться. Эта иллюзия за­кончилась.

Итак, мы используем выра­жение «медитация», а принятое тибетское выражение этого — гом. Однако в тибетском языке есть еще одно, более точное слово тингедзин (санскритское самадхи). Тинг означает «глу­бина». Тинге — укоренившееся сегодня измененное произно­шение, означает способность неподвижно испытывать глуби­ну ума. Дзин означает «удержи­вать», то есть быть способным удерживать переживание неко­лебимого состояния глубины ума.

Другое тибетское обозначе­ние медитации — самтен. Самтен означает испытывать стабиль­ное состояние ума. Здесь так же, как и при тингедзин, существу­ют различные уровни. Если вы спросите тибетского учителя о медитативных учениях и попро­сите его рассказать немного о гом, то есть о медитации вооб­ще, он сможет вам что-нибудь рассказать. Но если вы скажете: «Расскажи мне немного о тин­гедзин», то это может вызвать у него легкую панику, если толь­ко, конечно, он не хороший ме­дитирующий или очень хорошо обучен. Такая реакция на во­прос о тингедзин или самтен, вызвана тем, что учитель, ис­ключая очень хорошего, думает, что вы это знаете. (Смех.)

На пути Теравады мы про­ходим сначала уровни самтен — сконцентрированной медитации, и затем уровни тингедзин. У обоих из них определенное по­строение, определенный вид уровней.

Бодхисаттвы идут в меди­тации аналогичным путем. Так­же и здесь, сначала проходишь уровни концентрации (самтен), затем — глубокой медитации (тингедзин). Достижение Бодхисаттвой этой ступени делает его способным использовать достигнутое спокойствие ума в широком объеме для помощи существам. В то время, как на пути Тхеравады на этой ступени полностью ориентируешься на как можно более быстрое дос­тижение собственного освобож­дения.

Мы говорим сейчас о тин­гедзин и самтен. Однако, без приобретения соответствующе­го опыта не слишком далеко уйдешь в общении на эту тему, несмотря даже на то, что наш человеческий язык немного пре­восходит кошачий. (Смех).

Поэтому уместней обсудить аналитический вид медитации, применение медитации на обыч­ные мысли и ум, вместе с пра­вильной позой сидения и обра­зом питания. Не находите ли и вы, что это лучше, чем беседо­вать о тингедзин и самтен? На сегодняшний день я прежде все­го я рассказываю об этом, когда путешествую и даю людям уче­ния.

При медитации как анали­тическом процессе и при при­менении медитации на мысли и чувства есть очень много воз­можностей. Как было уже упо­мянуто, можно применять ме­дитацию на отрицательные эмо­ции и тем самым «ломать» их. Но когда речь идет о привязан­ностях, удерживании, нужно их подразделять. Один вид привя­занности полезен, другой, тем не менее, — нет. Разделение де­лается в зависимости от того, насколько далеко вы продвину­лись в медитации. Можно рабо­тать с каждой отдельной мыс­лью, чтобы используя познание отдельной мысли выиграть тем самым также и понимание соб­ственной ее природы. После ис­следования мысль не может больше существовать. Но то, что остается, — это свойственная уму стабильность, открываю­щая нам природу ума, делаю­щая ее видимой для нас. В иных условиях, при постоянно возни­кающих мыслительных процес­сах, времени на познавание их природы нет. Она скрыта. Ана­литическое исследование каж­дой мысли позволяет природе становиться все более глубоко и истинно познаваемой.

Эмоции — такие, как гнев, ревность, и т.п. — рассматрива­ются с буддийской точки зрения как отрицательные. Возникая в уме, они — как и любые другие мысли — не имеют большой не­гативности. Однако они закла­дывают в ум причину, порож­дающую затем отрицательность. Вообще, реакции и мысли чело­века бывают различные. Когда видишь внешний объект, веро­ятно, возникает мысль: «Это го­лубое, имеет такую-то и такую- то форму, и т.д.». Это нейтраль­ная мысль, не имеющая поло­жительного или отрицательного действия. Гнев и ревность, од­нако, могут производить нечто отрицательное, чего не жела­тельно было бы иметь, и что нужно снова удалить. Вместе с тем, практикующему не хоте­лось бы иметь слишком много мыслей в уме. Стало быть, с од­ной стороны, он старается успо­коить ум, а с другой — хочет удалить из ума отрицательное. То есть мы применяем аналитические методы к мыслям, стано­вясь, в частности, способными обращаться с теми из них, что влекут за собой негативные по­следствия.

Одновременно, благодаря этому, испытывается и меньше привязанности к чувственным впечатлениям. Хорошо также немного отступить от них, вы­страивая медитацию в такой форме, когда занимаешься раз­витием концентрации. Если слишком сильно ориентиро­ваться на внешние вещи, выду­мывать себе, каким все должно быть и каким хотелось бы все испытать, то сконцентрировать ум и привести его к покою бу­дет трудно. Автоматически воз­никает тенденция к сильному цеплянию за эти внешние чув­ственные впечатления, отчего появляется все больше отвлече­ния.

При достижении этого уровня спокойствия ума испы­тывается очень спокойный, мир­ный ум. С этого времени и ана­литическая медитация также лишается сферы применения, поскольку движения в уме, пре­жде служившие целью, на кото­рую была направлена аналити­ческая медитация, уже не столь велики как прежде. Вместе с тем, этот уровень спокойствия ума — состояние, при котором испытывается абсолютный по­кой, к которому затем непре­менно снова привязываешься.

Когда же этот уровень спо­койствия ума созревает и стано­вится стабильным, стараешься достигнуть более глубокого и высокого уровня.

Как и прежде, теперь снова находит свое применение ана­литическая медитация, причем, направленная в этот раз кон­кретно на привязанность к со­стоянию спокойствия ума. На этом этапе достигнуто нечто совершенно отличное от нашего запутанного ума. Теперь он стал мирным, очень стабильным, и это очень-очень приятно. К это­му привязываешься и эта привя­занность закрывает дверь для дальнейшего развития. Анали­тическая медитация на тонкое чувство привязанности является здесь ключом, открывающим дверь. Когда эта привязанность распустится, медитация спон­танно станет намного глубже. Эту фазу развития проходят при сконцентрированной медитации.

Если сейчас кто-нибудь опять спросит «как» и «почему?», на это действительно нельзя бу­дет дать ответ, хотя, как я уже говорил, наш язык немного лучше кошачьего. Те, кто име­ют соответствующий опыт, на­шли для его описания опреде­ленные понятия, используя ко­торые, все, находящиеся на том же уровне, могут общаться ме­жду собой, но не с нами. Если не имеешь за понятием соответ­ственного опыта — ничего не получится. Я мог бы, к примеру, сказать — «Затем вы достигнете второй ступени самтен». Вы поймете это? Нужно иметь этот опыт и тогда тоже будет понят­но.

Однажды Будда давал уче­ния о Самадхираджа-сутре, в которой описываются всевоз­можные виды тингедзин. И те­перь вопрос — кто это понимает? Обычный человек понять этого не может. Зачем тогда Будда этому учил? По той причине, что у него должен был быть то­гда высококвалифицированный ученик, понявший ее. Теперь у нас есть Сутра, которой учил Будда, хотя мы ее не понимаем. Однако у нас есть возможность подняться на уровень, на кото­ром мы сможем понять то, чему прежде учил Будда.

Мы приближаемся к этому, когда занимаемся с этим, когда, используя наш вид общения, лучший, чем у кошек, все боль­ше понимаем глубокое значение.

Бодхисаттвы поступают так — они применяют эти медитации сохраняя, однако, вместе с тем определенный вид привязанно­сти к физической форме, яв­ляющейся причиной перерож­дения. Они охотно используют все эти самадхи. Применяя, с одной стороны, те же медита­ции, что и на пути Теравады, они, прежде всего, однако, упот­ребляют силу самадхи для соз­дания дополнительных возмож­ностей перерождения в Сансаре для того, чтобы помогать дру­гим существам.

Все чувствующие существа имеют причину перерождения в Самсаре. Как переродишься — это вопрос Кармы. Чтобы быть хорошим Бодхисаттвой, нужно получить учения от Будды или Бодхисаттвы.

Они очень много знают о том, какая из причин приводит к какому результату, как возника­ет Самсара, какие причины кро­ются за всем позитивным и не­гативным в Самсаре. Бодхисаттва знает все эти детали, по­скольку он получил все учения от Будды или высококвалифи­цированного Бодхисаттвы.

Бодхисаттва обладает боль­шим мужеством помогать суще­ствам. Чтобы действительно помочь им, Бодхисаттва должен иметь контроль над иллюзиями. Если он обладает контролем над ними, он может их создавать.

Для того, чтобы достичь такого контроля, он до определенного момента занимается практиками Теравады, меняя затем методы. Бодхисаттвы знают, что все, вся вселенная и все существа — это иллюзия. На вопрос, в какой мере, очень логично отвечают учения Мадхьямики, где гово­рится, что все находится во взаимозависимости. Все воз­никшее во взаимозависимости иллюзорно, без действительно­сти. Всегда, когда есть причины — есть иллюзия. Бодхисаттва знает, что эта вселенная возник­ла по карме, накопленной в прошлом и сейчас созревшей. Зная причины, Бодхисаттва, чтобы помочь чувствующим существам, старается произве­сти иллюзию позитивного смысла. Поэтому у нас есть и практика Бодхисаттвы «Парамита пожеланий», когда Бодхи­саттва делает очень много же­ланий для чувствующих су­ществ. Например, Будда Амитабха делал желания, чтобы он смог проявить чистую страну для существ, где они могли бы легко родиться, отрешась от Самсары и заниматься просвет­ляющими практиками. Однаж­ды он задумал это желание, зная, с другой стороны, что было не­обходимо для исполнения, а именно позитивное, созданное практиками щедрости, этики, терпения и т.д. Для того, чтобы создать что-то доброе для су­ществ, Бодхисаттвы делают для них желания, собирая также причины для их исполнения. Чтобы желания Будды Амитаб- хи для существ исполнились, что и произошло, он совершил много таких практик накопле­ния положительного.

Хотя все является иллюзией, не все иллюзии отрицательны. Есть много нужных существам. Таким образом, Бодхисаттва знает о законе причины и след­ствия и использует его.

Это единственное различие между Тхеравадой и Махаяной. В Тхераваде центральное место занимает медитация на устране­ние прежде всего негативного в уме, чтобы благодаря этому очень быстро достигнуть собст­венного освобождения. Бодхи­саттва остается причастным к Самсаре, достигая таким обра­зом просветления действием на благо существ и практикой. Бла­годаря такой установке про­светление, достигаемое на пути Бодхисаттвы, объемней и боль­ше. Что касается углубления в них, то Тхеравада и Махаяна начинаются с одного и того же пункта. Собственно, это же от­носится и к Ваджраяне, где к тому же добавляются еще и очень нацеленные методы, как например, визуализации Будда- аспектов. Все здесь имеет связь между собой. Сегодняшний ум, к примеру, принимающий снова и снова рождение, превращается в определенное изображение, слог. Пример того — известная многим из вас медитация на Авалокитешвару (Ченрезига). Сначала мы представляем себе как наш собственный ум возни­кает в форме семенного слога Ченрезига — ХРИ. Появление в виде слога ХРИ — первый фак­тор ума, обладающий непреодо­лимой силой растворять при­вычку ума вновь и вновь при­нимать форму, рождение. Затем слог превращается в Ченрезига. Визуализация формы Ченрезига устраняет привычку ума к обла­данию формой, безразлично, какой человеческой или любой другой. При отождествлении себя с формой Ченрезига все привычные действия — общение, еда, одевание и др. — преобра­зуются в деятельность Ченрези­га. Затем форма Ченрезига рас­творяется сама в себе, что очи­щает привычку старости и смерти. После смерти ум пона­чалу теряет сознание. Чтобы очистить это, мы тренируемся в фазе растворения. Так функ­ционирует Ваджраяна, где для очищения всевозможных видов самсарных привычек использу­ются очень динамичные методы. Фаза растворения — это момент перехода медитации в практику Махамудры.

Это был грубый обзор того, как практикуют медитацию в Тхераваде, Махаяне и Ваджрая­не. Это был только короткий обзор, не затрагивающий дета­лей.

Медитация Ваджраяны де­лает принципиально возмож­ным достижение быстрых ре­зультатов, т.к. обладает боль­шой энергией. Но здесь есть также и большая опасность на­делать ошибок, исковеркать практику. Конечно, для любого вида медитации нужен учитель, и в особенности постоянное ру­ководство необходимо в Вад­жраяне.

Я попытался передать вам свое впечатление о том, что подразумевается под медитаци­ей в буддизме в соответствии с тремя буддийскими колесница­ми. Непосредственно при меди­тации вы должны придержи­ваться последовательного пути, объяснить который сейчас здесь невозможно.

Важный совет для начи­нающих в медитации: в течение некоторого времени нужно на­пряженно трудиться и быть тер­пеливым. Затем, достигнув оп­ределенного результата, вы бу­дете удовлетворены. С появлением этого удовлетворения ме­дитацией, она никогда больше не наскучит вам. Возникнет ог­ромная радость. Но тогда учи­тель наверняка скажет вам, что вы не должны к ней привязы­ваться.

Кюнциг Шамар Римпоче Лекция в Кемптене, сентябрь 1992

 

 

Введение в цветотерапию. Техника медитации с «Зеленым цветом»

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

1Каждый цвет имеет свою виб­рационную чис­тоту. Использо­вание Цвета в качестве Терапии имеет давнюю историю у него глубокие корни в китайской и ин­дийской медици­не.

Каждый орган в теле Человека имеет свой Цвет и соответст­венно свою Вибрацию. Человеческое Тело наполнено Цветом, и Тело поглощает энер­гию Цвета благодаря вибрациям, которыми обладает каждый цвет

По мнению специалистов, механизм мно­гих болезней обусловлен нарушением баланса в организме, в том числе и Цветовой Гармо­нии или дефицитом определенного Цвета, не­обходимого для жизнедеятельности органов.

Если возвратить недостающий Цвет, можно восстановить равновесие в организме.

Цветотерапия, то есть воздействие Вибра­цией Цвета с целью восстановления химическо­го и Цветового Баланса Организма и применяет­ся для профилактики и лечения стрессовых со­стояний, головных болей, нарушений сна, син­дрома хронической усталости, неврозов, заболе­ваний органов дыхания, опорно-двигательного аппарата, желудочно-кишечного тракта, сердеч­но-сосудистых и глазных заболеваний, дис­функции щитовидной железы, заболеваний сус­тавов, общего омоложения, а также других за­болеваний.

Людям нужен Цвет, Красота. В Природе все состоит из Цвета.

Чрезвычайно важно применение Вибраций Цвета для гармонического развития Человека и для Баланса Тела и Разума.

Влияние Цвета на психику Человека уже на­учно доказано путем бесчисленных эксперимен­тов и тестов.

В наше время невероятно возрос интерес к Терапии Цветом, имеются сотни специалистов, использующих самые разнообразные цвета и терапевтические методики.

Сегодня Цветовая Терапия широко признан­ный метод комплементарной медицины.

Цветотерапия это наиболее естественный путь оздоровления.

Техника Медитации с «Зеленым Цветом»

Поставить или повесить на стену перед собой изображение с Зеленым Цветом*. Расслабляйтесь, сосредотачивая все свое внимание на центре груди, в области Сердца. Вдыхая, направляйте туда Свет­ло Изумрудный Луч Света. Наполненый Добротой и Бесконечной Любовью к Себе и Своему Родному Сердцу. Зеленый Цвет наполняет каждую клетку вашего Сердца, растворяя тоску, печаль, боль, огорчения и страхи. Зеленый Цвет расширяется, постепенно охватывая все Ваше Физическое Тело. Ваша Аура становится Изумрудно-Зеленой. Вы купаетесь в Целительной Любви Энергии Зеленого Цвета.

Перед тем, как начать Медитацию, найдите ти­хое укромное место, где вас никто не побеспокоит. Можно лежать или сидеть в кресле.

Для усиления действия Очищения Сердца мо­жете исспользовать Звук У У У У У У У, или мантру — “ЯМ”.

Вас охватывает чувство Бодрости, Свежести и Безпричинной Доброты.

Каждый Ваш выдох излучает Любовь и Со­страдание ко всем существам на нашей планете и саму планету Земля, Все нуждаются в ЛЮБВИ, вы­ходящей из Вашего Сердца.

Оставьте изображение Зеленого Цвета на вид­ном месте и Вибрации

Трансцендентальной Любви будут влиять на Вас на подсознательном уровне.

Зеленый Цвет для Медитации и Гармонизации Физического Состояния

Зеленый Цвет — это цвет Исцеления.

АРХАНГЕЛ: Рафаил — «Исцеление Бо­жие». Ангелы Радости

Чакра 4.- Сердца — “АНАХАТА” расположе­на в центре груди.

Зеленый Цвет Связывает нас с ВОЗДУ­ХОМ. Звук У У У У У У У. Мантра — “ЯМ”. Планета: Венера.

Драгоценный Камень: МАЛАХИТ и ИЗУМРУД — это камень Чистых людей и им он приносит Здоровье и Удачу.

Зелёный изумрудный Цвет настолько изумителен, что растворяет злобу, одержи­мость и все проявления ненависти, давая нам возможность постичь Трансцендентальную Любовь.

Зеленый Цвет нормализует деятельность сердечно-сосудистой системы, вилочковой железы, лечит аритмию, стабилизирует арте­риальное давление и функции нервной систе­мы. Эффективен при головных болях и утом­лении глаз.

Зеленый Цвет стимулирует Рост, поэтому помогает залечивать переломы костей.

В Фенг-Шуй Зеленый Цвет используется для приобретения Богатства и для охраны Семьи.

 

 

4. Мудра-ключ к чакре Анахата

Выполняется обеими руками. Положение раскрытой руки «патака». Обе кисти распо­ложены в центре груди (на уровне сердца), как бы раскрыты для дружеского объятия. Все пальцы соединены, большой примыкает и прижат к кисти — «поведение антилопы».

Мудра используется при проблемах с сердцем, нарушении кровообращения, неста­бильности в эмоциональной сфере, депрес­сии.

 

Tank-A. copyright 2008

2012 — год великого перехода?

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

Тимофей Решетов

Пророчества о насту­пающем конце света возникают с завидной периодичностью. Последнее время все чаще упоминается конкретная дата — 2012 год. Первым ее озвучил американ­ский учёный мексиканского происхождения, всемирно из­вестный писатель, историк, художник и искусствовед Хосэ Аргуэлъес.

Галактическая Федерация приходит с миром

Племя Майя существовало на территории современной Мексики в промежутке между V и X веками нашей эры. Внешне племя это вело про­стую природную жизнь на тех­ническом уровне каменного века. И это на первый взгляд абсолютно дикое племя каким- то странным образом ухитри­лось построить несколько де­сятков городов, основу кото­рых составляли комплексы пи­рамид, сравнимые по размерам с Египетскими! Не зная колеса, не используя труд домашних животных, вообще не понятно для чего. Когда они покинули нашу планету, все вокруг по­росло джунглями, но тут и там над верхушками деревьев воз­вышаются величественные ка­менные плиты, испещрённые многочисленными надписями — посланиями из того мира?

Ученые до сих пор ломают го­лову над вопросом — что всё это значит?

Впрочем, этот вопрос не исчерпывает круг проблем, связанных с Центральноамери­канским племенем Майя. По­чему, например, вдруг, на ру­беже 830-х годов н. э. удиви­тельные по красоте и изыскан­ности города цивилизации Майя были неожиданно остав­лены? Куда ушли загадочные жреческие культы, которые на ступенях этих могучих пира­мид проводили регулярные се­ансы связи со своими богами? Почему племена поздних Майя утратили живую связь с этой удивительной традицией? Как всё это связано с майянскими предсказаниями о приходе на землю Америки веры в Едино­го Бога, с пророчеством о во­площении на рубеже тысячеле­тий мифического персонажа по имени Кецалькоатль (что зна­чит — «Пернатый змей»).

Об этих и многих других вопросах космической жизни заставляют задуматься занима­тельные труды американского учёного Хосэ Аргуэльеса, ав­тора известных в России книг «Фактор Майя», «Скользящие по волнам Зувуйи», «Зонд с Арктура». Интересное впечат­ление, возникающее после прочтения этих книг, наводит на мысль о том, что представи­тели далёких звёздных систем нашей галактики и по сей день имеют возможность намерен­ного воплощения среди людей земли для выполнения миссий, определённых Галактической Федерацией

2

На Щите Галактической Федерации изображены четы­ре основных направления, че­тыре стихии, определяющие структуру тела галактики, и пятая объединяющая их сила, Хунаб Ку, Единый, дарующий Движение и Меру, всепорож­дающая пульсация Сердца Га­лактики.

Цолькин — модуль галак­тического времени. В таблице всего 260 элементов, кинов: 13×20. 20 строк закодированы Солнечными Печатями — спе­циальными знаками, каждый из которых имеет свое имя и изображение, и воплощает со­бой определённые качества бытия. По этим строчкам бегут волны из тринадцати Га­лактических Тонов — они соот­ветствуют состояниям бы­тия. Сочетаясь между собой, качества и состояния обра­зуют кины — единицы галакти­ческого времени. Когда волны проходят через все 20 качеств, от Дракона до Солнца, он снова возвращаются к началу гармонического ряда, и так на каждом витке сочетания Пе­чатей и Тонов оказываются иными. Это создаёт своеоб­разный ритм, напоминающий пульсирующую фрактальную спираль.

3 Цолъкин — это карта бесконечных коридоров време­ни, и ключом к ним является Закон Времени, открытый Хосэ Аргуэлъесом:

Т(Е) — Искусство,

Энергия, организованная временем, превращается в искусство.

Галактическая миссия выполнима

Хосэ Аргуэльес предпола­гает, что жрецы Майя появи­лись на нашей планете в обли- чии обычных людей, благодаря знанию Закона Времени. Буду­чи инженерами из седьмого измерения, они пришли на Землю, чтобы опередить точ­ное положение нашей планеты в галактических циклах време­ни и сообщить об этом нам, в некотором смысле — «подсте­лить соломку». Современным учёным удалось установить, что их древние коллеги из Ме- зоамерики использовали как минимум семнадцать различ­ных календарей. Построены эти инструменты были на точ­ном знании того, как зависит динамика времени на Земле от циклов планет локальной звёздной системы (в том числе, и от влияния погибшей плане­ты Мальдек, ставшей в резуль­тате планетарных интриг и вмешательства космических сил поясом астероидов). На знании о том, каким образом жизнь планеты связана с Солн­цем и другими влиятельными для Майя звёздами и созвез­диями, такими, например, как, Сириус и Плеяды, Арктур и Антарес.

Исследуя всё это наследие, Хосэ Аргуэльес пришёл к уди­вительным выводам, основан­ным, кроме прочего, на до­шедших до наших дней знани­ях самих галактических при­шельцев, а также на толкова­ниях некоторых пророчеств, оставленных в виде каменных памятников, усеянных замы­словатыми знаками и символа­ми. Одним из таких выводов является утверждение о том, что цикл времени, в котором наша планета пребывает (неза­висимо от наших на этот счёт соображений) как субъект га­лактики, заканчивается 21 де­кабря 2012 года, в день зимне­го солнцестояния. Все эти вы­числения основаны на исполь­зовании уникального галакти­ческого инструмента для ори­ентации во времени, который называется Цолькин, (т.е. «Священный Счет Кинов»). Этими знаниями может сего­дня овладеть любой, только не в этом сейчас дело. Дело в том, что, по мнению жрецов племе­ни Майя, то, что ожидает нас в 2012 году можно представить себе как планетарную духов­ную революцию. Вся наша ци­вилизация должна шагнуть из старого времени в Новое, и это означает качественное преоб­разование былого в грядущее. Древние Майя говорили об этом моменте, как о Галакти­ческой Синхронизации.

Разумеется, речь тут не идет о каком-то глобальном апокалипсисе или конце света. Это — всего лишь межцикло­вый переход. Но примечатель­но в нем то, что именно в этой точке сходятся циклы различ­ной длительности, от 5200 до 144000 земных лет — оборотов Земли вокруг Солнца. Таким образом, это уже не просто ря­довой переход, но в некотором смысле — ключевой, значимый.

И что же всё это может оз­начать для нас, землян? Галак­тические источники в изложе­нии американского исследова­теля Хосэ Аргуэльеса (также известного под именем Валум Вотан, «Тот, кто Закрывает Цикл»), предсказывают, что сознание всех людей Земли должно объединиться в единое поле, ПСИ-банк, и тогда вся наша планета осознает себя це­лостным организмом, в кото­ром физическое тело будет гармонично соединено с мен­тальным. На космическом уровне это похоже на правиль­ную настройку струн, когда соль, наконец, начинает зву­чать как соль, а ми как ми. Это в свою очередь должно привес­ти к преобразованию всей на­шей солнечной системы, что раскрывает перед всеми нами поистине запредельные пер­спективы. Именно благодаря приближению этого значи­тельного для всех нас события, этой точки Великой Синхрони­зации 2012 года, мы и попали в фокус внимания Галактической Иерархии — лиги звёздных сис­тем, координирующих звуча­ние планетарных, звёздных, и т.д. элементов в высших кос­мических сферах.

И всё же стоит вопрос, а какое отношение это имеет ко мне лично? Как мне осознать свою собственную миссию в этом глобальном процессе и правильно соответствовать ус­ловиям безвозвратно изме­няющегося мира. Хосэ Аргу­эльес предлагает воспользо­ваться для этого уникальным, но совершенно доступным ин­струментом Нового Времени. Календарь 13 Лун (так он на­зывается) даёт возможность каждому, кто с ним работает, иначе взглянуть на само время. Ведь люди привычно называют временем то, что по сути своей является пространством. При этом время как космическое явление есть нечто более тон­кое, чем тикающая стрелка хронометра. Время — это частота, в которой пульсирует наше сознание. Научившись пра­вильной ориентации во време­ни, каждый землянин имеет шанс настроиться на нужные ему диапазоны частот, по ко­торым осуществляется непре­рывный обмен информацией с соответствующими иерархиче­скими источниками (при по­мощи такого явления, как ре­зонанс). Достигая понимания глубинной сути времени на личном опыте, человек может научиться вступать в контакт с теми или иными системами и сферами нашей Галактики, без­граничного Космоса, вечной Вселенной.

В новом времени речь уже не идёт о таких нелепых мате­риальных издержках, как тех­нологическая цивилизация. Техносфера, глобальная искус­ственная информационно­психическая оболочка планеты, построенная людьми фактиче­ски совсем недавно на основе Интернета, телевидения, сото­вой связи и прочих способов передачи информации, с при­влечением различных прими­тивных источников энергии, таких как нефть и газ, и даже атом, должна будет уйти без­возвратно. И не только потому, что она «вредна космосу», даже совсем не по этому. Просто мы все сейчас переходим в совер­шенно иную частоту пульсации времени, в которой даже сама материя пространства обретает качественно новые свойства. Условно говоря, мы переходим из мира 12:60 — мира григори­анского календаря и механиче­ских часов — в эру 13:20, Новое Время, время новых мысле­форм и иного понимания сути жизни. Конечно, процесс этот на физическом плане может быть болезненным, но благо­даря вовремя проведённой ра­боте наших галактических со­братьев, за порогом 2012 года нас может ожидать новая свет­лая жизнь, свободная от пере­житков, которыми так полно наше сегодняшнее существо­вание.

4

Холоп Планеты. Струк­тура ПСИ-Банка планеты, единого информационного поля Земли, посредством которого планета осуществляет свою связь с Солнцем и, через него, с галактикой.
На последней странице обложки: Карта 13 Бактунов истории. Вот примерная кар­та событий текущего 5200­летнего цикла, который Хосэ Аргуэльес называет Циклом Истории. В её основе лежит всё тот же Цолькин.

 

 

 

Информационные свойства воды

Автор Нина Сотина Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

Нина Сотина & Надежда Львова

5Эгей вопрошет Пифию (440-430 гг. н.э.). Пифия при­стально вглядывается в воду.

Известно, какое огром­ное значение имеет во­да для жизни всего жи­вого. Поэтому люди еще с древности внимательно изуча­ли ее свойства. К нашему вре­мени многие свойства воды уже тщательно исследованы, и о них можно прочитать в учеб­никах физики, химии, биоло­гии … Однако остались такие, о которых официальная наука или молчит, или полагает их вымышленными, т.е. сущест­вующими лишь в воображении некоторых людей. Что же это за свойства? Наиболее фанта­стическими кажутся сакраль­ные свойства воды — такие, как возможность гадания по воде, освящение воды и др. Также непонятно, с какими особенно­стями воды связано лозоходст­во (нахождение подземных вод при помощи лозы или рамки). Наконец, укажем на способ­ность воды долго сохранять информацию, т. е обладать «памятью». Все эти необъяс­нимые с точки зрения совре­менных научных знаний про­явления воды можно объеди­нить под общим названием информационные свойства воды.

С нашей точки зрения, наиболее доказанным инфор­мационным свойством воды является наличие у нее «памя­ти». Казалось бы, нет ничего мистического в том, что неко­торые характеристики воды в данный момент зависят от того, каким воздействиям она под­вергалась ранее. Действитель­но, если перелить воду из од­ного резервуара в два сосуда и поставить их в разных местах, то через пару дней электропро­водность воды и pH (концен­трация ионов водорода) в сосу­дах окажутся разными. Причи­на — разная концентрация газов, которые растворяются в воде. Эта концентрация зависит в основном от температуры и давления воды, и даже при их незначительных флуктуациях с течением времени свойства во­ды заметно изменятся. Поэто­му, замерив электропровод­ность воды и pH, нетрудно оп­ределить, где находился в эти дни каждый из сосудов. Одна­ко под «памятью» воды обыч­но понимают другое: способ­ность запоминать сложную многопараметрическую ин­формацию. Это свойство воды наиболее эффективно исполь­зуется в гомеопатии, поэтому остановимся на ней поподроб­нее.

Дозы гомеопатических препаратов называют «разве­дениями», которые бывают де­сятичными, сотенными. При приготовлении сотенных доз к одной части вещества добав­ляют 99 частей воды, и затем смесь тщательно взбалтывают. Максимальными используе­мыми разведениями являются стотысячные разведения. При таком разведении уже практи­чески нет молекул действую­щего вещества, работает толь­ко «память» воды. Как ни кри­тикуют гомеопатию за лечение ультраразведенными препара­тами, имеются очень серьезные доказательства влияния сверх­низких доз биологически ак­тивных веществ на живые ор­ганизмы, причем это влияние немонотонно зависит от дозы. (Отметим в этой связи высоко­профессиональные исследова­ния, проводимые в институте Биохимической Физики РАН группой ученых под руково­дством Е.Б Бурлаковой). Неко­торые критики гомеопатии объясняют положительный эффект от применения гомео­патических препаратов эффек­том самовнушения больного (эффект плацебо). Однако ус­тановлено, что процент изле­чения при помощи гомеопати­ческих препаратов выше, чем процент излечения путем са­мовнушения. Кроме того, са­мовнушением не объяснишь излечение животных гомеопа­тическими средствами. Таким образом, по достоверности по­ложительных результатов го­меопатию сейчас можно поста­вить в один ряд с официально признанными методами лече­ния.

Для объяснения феномена «памяти» воды в рамках со­временных научных знаний высказывались разные гипоте­зы, однако ни одна из них не выдерживает критики. Так, в России для объяснения этого феномена часто ссылаются на работы С.В.Зенина, который теоретически показал, что вода может представлять собой ие­рархию правильных объемных структур, в основе которых лежат кристаллоподобные об­разования, состоящие из 57 молекул и взаимодействующие друг с другом за счет свобод­ных водородных связей. Это приводит к появлению струк­тур второго порядка (класте­ров). Между гранями элемен­тов кластеров действуют даль­ние кулоновские силы притя­жения, что позволяет рассмат­ривать структурированное со­стояние воды как особую ин­формационную матрицу.

Действительно, молекулы воды могут образовывать со­единения — водородные связи. Однако, однозначно установ­лено, что водородная связь не­устойчива, она живет всего ~ 10-15сек. Сторонники сущест­вования структур в чистой воде могут возразить, что, хотя в целом водородные связи край­не неустойчивы, какие-то спе­цифические крупные кластеры могут оказаться устойчивыми. С нашей точки зрения, даже если согласиться, что теорети­чески можно сконструировать крупные устойчивые структу­ры из молекул воды, вероят­ность их реального возникно­вения мала из-за крайней неус­тойчивости.

Для того, чтобы полностью исключить кластерные гипоте­зы объяснения феномена «па­мяти» воды, обсудим еще одну теоретическую возможность сохранения информации при помощи повторяющейся дина­мики кластеров. Недавно аме­риканскими учеными (Р. Моро и др., 2006) было эксперимен­тально доказано, что, хотя ка­ждый отдельный кластер живет очень небольшое время, при особых условиях у некоторых кластеров есть набор равно­правных форм, между которы­ми они непрерывно перескаки­вают.

К сожалению, объяснить «память» воды сложной цик­личной динамикой кластеров нельзя. Для доказательства этого тезиса достаточно обра­тить внимание на следующую особенность приготавления гомеопатических препаратов: при каждом разведении1 сосуд со смесью тщательно встряхи­вают.

Таким образом, мы прихо­дим к выводу, что сохранять информацию способна от­дельная молекула воды. Ес­тественно, возникают вопросы:

  • каким способом проис­ходит передача информации, т.е. заражение, от одной моле­кулы к другой?
  • каким образом молекула может сохранять сложную ин­формацию?

Спектр собственных час­тот молекулы воды хорошо изучен и возбуждением какой- нибудь собственной частоты невозможно объяснить зараже­ние простой молекулы воды молекулой биологически ак­тивного вещества.

Для того, чтобы углубить­ся в эти вопросы, опишем кратко ряд экспериментов, при внимательном анализе которых можно сделать вывод, что су­ществуют какие-то неизвест­ные поля, которые влияют на квантовые свойства моле­кул.

  1. Серьезная научная по­лемика по проблеме «памяти» воды началась с публикации в журнале Natureв 1988 году ра­боты известного французского аллерголога Жака Бенвенисте. В этой статье он описал экспе­рименты по изучению влияния антител на организм человека. Он показал, что с уменьшени­ем концентрации раствора с антителами реакция не снижа­лась, а наоборот, наблюдались всплески даже при полном от­сутствии молекул антител в воде после многократного раз­ведения. Поскольку результаты этих экспериментов противо­речили классическим воззре­ниям химии, началась травля Бенвенисте: его лишили фи­нансирования и даже исключи­ли из списка претендентов на Нобелевскую премию.

С точки зрения физики, интересны исследования Бен­венисте электронных записей биологической информации, содержащейся в активном рас­творе. Он показал, что при пе­редаче записанной информа­ции на обычную воду, послед­няя начинала проявлять себя как раствор, с которого инфор­мация была списана. Элек­тронная запись и передача ин­формации производились с помощью белого шума и кату­шек с проводом. Два провода обматывали вокруг сосуда с раствором, содержащим активное вещество, образуя тем са­мым две катушки. В одну ка­тушку подавали сигнал белого шума, другая принимала мо­дифицированный сигнал. По­лучился своего рода трансфор­матор с водяным стержнем. Запись модифицированного сигнала посылали через ком­пьютер на большие расстояния и там проигрывали снова через катушку, обмотанную вокруг сосуда с обычной водой, кото­рый при этом постоянно встря­хивали. Затем на живых орга­низмах проверяли, оказывает ли на них эта вода такое же действие, как и активный рас­твор. Эксперименты показали, что реакция была такой же, как если бы биологические систе­мы были напрямую подверже­ны воздействию активного рас­твора.

2.Не менее интригующие эксперименты проводили суп­руги Хупинг Ху и Маоксин Ву, работающие в Биологической Консультативной лаборатории в Стоун Бруке. Первоначально вся вода находилась в одном сосуде и подвергалась опреде­ленному воздействию. (Это было главным условием всех экспериментов.) Например, ее ставили на 2 минуты в микро­волновую печь, после чего раз­ливали в два резервуара мень­шего объема. При помощи вы­сокоточных измерительных приборов исследователи обна­ружили, что температура водыв одном резервуаре, pH этой воды и даже ее масса могут быть изменены путем дистан­ционного воздействия на воду, находящуюся в другом, уда­ленном от этого места, резер­вуаре. Авторы предположили, что в этих экспериментах про­является макроскопическая квантовая нелокальность, т.е. квантовое поведение молекул воды после их разделения ока­зывается взаимозависимым. Следует сказать, что даже та­кое туманное объяснение ре­зультатов экспериментов вы­ходит за рамки современной физики, поскольку две отдель­ные молекулы воды при обыч­ных условиях не образуют квантово-коррелированную систему. По сути, в этих экспе­риментах проявляются какие- то новые физические ПОЛЯ.

3. В течение длительного времени Цетлин В.В. (Москва, Институт медико-биологичес­ких проблем РАН) вел наблю­дение за влиянием гео- и ге­лиофизических явлений на процессы протекания электри­ческих токов в воде. В экспе­риментальной установке были использованы двухэлектрод­ные стеклянные ячейки. В ячейку заливали воду высокой очистки. На электроды подава­ли постоянное стабилизиро­ванное напряжение в диапазо­не 0.1-3 В. Выяснилось, что на электрические токи, обуслов­ленные скоростью окислительно-восстановительных реакций на электродах, влияют солнеч­ные затмения и недалекие зем­летрясения. Также были обна­ружены суточные вариации тока.

С нашей точки зрения, можно дать физическое объяс­нение некоторым информаци­онным свойствам воды, если обратить внимание на то, что в объеме, занимаемом водой, как между молекулами воды, так и внутри них находится еще не­кая материя — физический ва­куум. Какие бы сложные слова ни говорили физики о вакууме, физический вакуум остается, по сути, terra incognita. Суще­ствуют различные гипотезы о природе физического вакуума. Мы придерживаемся и разви­ваем физическую модель, со­гласно которой вакуум подо­бен квантовой жидкости. В рамках этой модели можно до­казать, что в физическом ва­кууме должны формироваться устойчивые структуры, сопут­ствующие молекулам. Такие немолекулярные структуры могут быть носителями ин­формации.

Таким образом, с нашей точки зрения, для того, чтобы подойти к осмыслению неко­торых информационных свой­ств воды с позиции точных на­ук, нужно изучать более глубо­кий уровень материи — физиче­ский вакуум.

 

Кто мы?

Автор Татьяна Яковлева Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

Главы из книги

Татьяна Яковлева

«Мы часто ищем сложности вещей, Где истина лежит совсем простая»…

Ирина Снегова

 

Как мы устроены?

Биоэнергетическая структура человека многогранна и так же неповторима, как неповторим и многогранен кристалл.

Мы привыкли разделять те­лесные и духовные практики. Как мы занимаемся Йогой? Берём, в основном, чисто прикладную часть, т. е. асаны. Начинаем де­лать упражнения, и понимаем — работает, но не с нами, а с други­ми. А о том, что Йога ещё и часть миропонимания, не задумываемся.

А если и задумываемся, то принимаем его по-разному — ез­дим в Ашрамы, живем в монасты­рях, принимаем Буддизм.

И понимаем — оно работает.

Или работает, но не с нами, а с другими, и даже некоторые из них становятся способны гнуть железные прутья взглядом. Но это особенные люди, не такие, как мы…

А почему? Почему кто-то особенный, а я — нет?

«Тело — это видимая часть души, а душа — это невидимая часть тела. Тело и душа нигде не разделены, они части целого… Начни чувствовать чудо своего тела, ведь это самая близкая тебе часть природы. В твоём теле — воды океана, в твоём теле — огонь солнца и звёзд, и оно сделано из земли.

Твоё тело представляет всё сущностное, всю вселенную».

Ошо «Body Mind Rebalancing»

Как мы чувствуем себя, свою биоэнергетику, и чувствуем ли её вообще?

Мало кто над этим задумыва­ется, пока «жареный петух» не клюнет. Петух может иметь вид болезни, несчастья, а то и просто кирпича, упавшего на голову.

И о чудо! Был человек са­пожником, а стал экстрасенсом. Пример произвольный, но суть одна — умел тачать сапоги, а те­перь открыл мир внутри себя и уже к сапогам обратной дороги нет..

Мы не знаем, потеряли ли мы плохого сапожника и нашли гени­ального экстрасенса или нашли плохого экстрасенса, а потеряли гениального сапожника.

Я всегда спрашиваю людей о цели их прихода ко мне на обуче­ние. Очень немногие на этот путь встают из любопытства.

Подобное притягивает по­добное — ко мне идут, в основном, с проблемами со здоровьем. И вдруг начинает что-то получаться: помочь себе или другим.

Или… О ужас! Я — бездарь!? Но, может, ещё есть надежда? И что теперь — новый виток депрес­сии? А если подождать, потрени­роваться?..

Многие из прошедших у ме­ня обучение говорят, что они на­чинают видеть людей «в цвете или в вихре разных цветов».

Бывает полное совпадение видения разными людьми во вре­мя групповой медитации.

Две женщины разного воз­раста — 30 и 60 лет — увидели поток красного цвета, идущий из руки одной в руку другой.

Откуда это?

Одна юная красотка стала видеть строение людей в кирпичиках, а оздоравливать их — уби­рая испорченные кирпичи. Таким стало её видение мира.

Один благородный интелли­гентный мужчина увидел своего сына «с серым шлейфом за спи­ной»… Совершенно спокойно он заявил об этом в моей радиопере­даче между прочим, посреди рас­сказа о том, как он снимает аллер­гию у внучки. Таким стало его видение мира.

Так что, он сошёл с ума от старости (ему 86), а она — от мо­лодости (ей 17)?

А возможно, каждый из нас что-то может? Действительно, может, даже ого-го сколько! Если верить Ошо, что в нас вся вселен­ная, — то чего там только нет!

Тогда получается, что всё есть, только надо знать, где взять, да ещё и КАКИМ ОБРАЗОМ.

Более 20 лет работы в меди­цине и столько же лет преподава­ния разных способов саморегуля­ции убедили меня в красоте, не­повторимости и абсолютной не- познанности человека.

Что же нам мешает найти то чудо, ту вселенную, которая заключена в нас?

У нас есть убеждения и пред­ставления о себе, являющиеся, как правило, нашими заблуждениями или ограничениями.

Первое — это представление о наших внешних качествах, и вто­рое — о наших личностных качест­вах. Откуда они берутся?

От того, что говорили нам родители и наши друзья.

А что мы говорим нашим де­тям? «Ты неряха, лентяй, бездарь… Тебя невозможно понять… На кого ты похож?.. Вот у соседей ре­бёнок как ребёнок…»

А как часто наши друзья вос­хищаются и удивляются нашей красоте и силе интеллекта в под­ростковом возрасте?Да они и себя видят в соверщенно в другом све­те — не рады себе, в основном, и ищут нашей поддержки и пони­мания.

Так, как на пути к себе встретиться с самим собой?

Вы не задумывались, почему люди используют кристаллы при лечении, колдовстве и различных посвящениях? Их красота, цвет и целебные свойства изумляют и очаровывают. Благодаря гомеопа­тическим средствам, приготов­ленным из них, люди приспосаб­ливаются к новым условиям эпо­хи Водолея, выживают в этой по­стоянной гонке, не превращаясь в биороботов.

Но какая связь между камня­ми и нашей трепетной ищущей себя душой?

В ночь с 26 на 27 апреля 2008 года я встретилась, наконец, с са­мой собой и так была собой оча­рована и околдована, что оковы спали, пелена с глаз тоже.

И родилось новое видение мира, биоэнергетики человека, и я получила ключи от дверей в но­вую жизнь. (Вот как высокопарно и непонятно накрутила.)

Надо сказать, что эти «роды» прошли на удивление благопо­лучно — без мук и даже в наслаж­дении.

Это ли не чудо?

Попробую изложить «от чис­того сердца простыми словами».

Явился мне образ человека- кристалла, имеющего две состав­ляющие — твердую и мягкую формы.

Твёрдая форма

Мы твердеем, когда злимся. Люди и предметы от нас отскаки­вают.

Мы рвёмся вперёд и побеж­даем.

Или набиваем шишки и при­обретаем опыт.

Или получаем сотрясение мозга (стена-то крепка, а наша воля слаба) или депрессию.

Когда я предложила одному юному созданью небесной красо­ты с огромными синими глазами прийти ко мне в группу и нау­читься самой себе помогать, она сказала: «Мне самой с собой пло­хо, с людьми я просто не смогу.» Теперь редкая группа проходит без поддержки ею новичков. Гла­за её наполнены радостью, и она часто смеётся.

В твёрдое состояние входят люди во время восточных едино­борств. Посмотрите, как легко они ломают кирпичи руками, гнут прутья, без повреждений лежат под движущимся мотоциклом. А фильм нашего детства: «Индий­ские йоги — кто они?»

В твёрдой форме мы можем оттолкнуть человека так сильно и навсегда, что наносим вред не только ему, но и себе. А если этот человек — наша судьба? Тогда мы потеряли свою половинку или какую-то уникальную возмож­ность.

Так как быть и что делать? — Научиться управлять собой!

Мне открылся этот путь, и я хочу помочь и вам. Это не только полезно для здоровья, но и даёт жизни новую окраску. Просто мы учимся не тратить силы на борьбу с собой или с несовершенством других, но стараемся превращать свои и их недостатки в энергию любви и созидания.

Кто не знаком со своим за­клятым врагом? Это шепот внут­ри нас: «Ты опять сделал не то и не так.» А какими словами мы се­бя называем — злейший враг не придумает.

А есть путь любви, который преображает всё…

Красота и любовь спасут мир — я в это верю.

Наполнитесь любовью — спа­сите себя от одиночества.

Как?

Нужно научиться переводить себя в мягкую форму!

И тогда не нужно будет бо­роться с собой и с другими — ис­пользовать, как в восточных еди­ноборствах, силу противника в своих целях.

Как это сделать?

Просто понять принцип и на­тренироваться в использовании техники, которую я предлагаю и которую назвала Амита Кундали- ни Рей Ки.

(Подробности в следующем номере журнала.)

 

Записаться на курсы в Учеб­но-оздоровительный центр Амита можно по телефону:

718-375-11-44

 

Есть два способа жить: вы можете жить так, как будто чудес не бывает, и вы можете жить так, как будто все в этом мире является чудом.

Альберт Эйнштейн

 

 

 

Соперник Христа?

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

Денис Балмашов

6Верующие люди не со­мневаются, что уста­новление христианст­ва в качестве государствен­ной религии сначала в Рим­ской империи, а затем в Ев­ропе, России и Америке есть не что иное, как результат промысла Божьего, реализа­ция установленного свыше пути развития мировой ис­тории. Но историки и рели­гиоведы предпочитают пола­гаться на исторические факты и свидетельства, и результаты этих исследова­ний порой бывают самыми неожиданными. Оказывается, учение Христа в первые века своего существования едва не капитулировало перед гораздо более могущественным и влиятельным соперником — митраизмом.

Свет с Востока

Победоносные завоевания Александра Македонского привели к серьезным измене­ниям как в расстановке поли­тических сил, так и в религиоз­ном сознании людей. Смеше­ние самых разнородных куль­турных традиций вызвало к жизни бесчисленное множест­во культов и верований, поро­див духовный кризис. Единст­венным выходом в подобной ситуации было установление на государственном уровне ре­лигии, чьи догматы и мораль­но-этические ценности могли бы послужить надежной осно­вой для духовного оздоровле­ния огромной империи и соз­дания положительной, лояль­ной по отношению к власть имущим идеологии.

Долгое время за право стать такой религией сража­лись митраизм и христианство, и хотя победа в конечном счете осталась за последователями Иисуса, отдельные отголоски учения Митры можно встре­тить и по сей день.

Культ Непобедимого Солнца

Митраизм возник во вто­ром тысячелетии до н.э. на вы­жженных солнцем просторах Персии и Малой Азии и достиг своего расцвета в Ш-1У веках после Рождества Христова. Подобно тому, как христианст­во зародилось в лоне иудаизма, митраизм был теснейшим об­разом связан с зороастризмом — одним из древнейших религи­озных учений, влияние которо­го на многие культы и верова­ния Востока и Средиземномо­рья было весьма значительным.

Вначале приверженцами митраизма были представители иранских и арийских народов; затем, благодаря киликийским пиратам (Киликия — древнее государство, находившееся на территории нынешней Турции), контролировавшим морские коммуникации, это учение проникло в Европу, достигнув отдаленных военных лагерей римлян в Британии и северной Еермании.

Митра, сын зороастрий- ского божества света и любви Ормузда, почитался как влады­ка небесного света и солнца, бог справедливой силы, исти­ны и верности своему слову. Древнеперсидская «Авеста» и индийская «Ригведа» воспева­ют его неустрашимость, всеве­дение, боевой дух и готовность сражаться с дэвами — злобными демонами, сотворенными бо­гом тьмы Ариманом. Он сле­дит за поддержанием мира и выполнением людьми своих обещаний, сурово карая лже­цов и клятвопреступников. Пастухи и земледельцы обра­щались к Митре с молитвами об увеличении урожаев и о за­щите от засухи, воины перед сражением произносили его имя, веря, что воинственный бог Солнца, изображавшийся всегда в полном вооружении, неизменно встанет на сторону своих приверженцев.

Если христианство зиж­дется на идее любви и всепро­щения, довольно терпимо от­носясь ко лжи (существует да­же такое понятие, как «ложь во спасение»), то самым страш­ным преступлением в глазах митраиста являются нарушение данного слова, обман и неис­кренность. Приверженцы Мит­ры неукоснительно придержи­вались основного постулата своего морально-нравствен­ного кодекса: честность и правдивость в любой ситуации.

Возможно, именно тем фактом, что большинство сре­диземноморских купцов в пер­вые века новой эры исповедо­вали митраизм, объясняется столь бурное развитие торго­вых отношений в этом регионе. Само имя Митры в переводе с авестийского означает «дого­вор», и, оформляя сделку или заключая соглашение, древние неизменно призывали этого бога Непобедимого Солнца в свидетели чистоты своих на­мерений.

Культ Митры, покрови­тельствующего порядку, зако­ну, миру и власти, пришелся по вкусу римским цезарям, мно­гие из которых сами приняли митраизм, о чем свидетельст­вуют многочисленные надписи и посвящения на монументах, четко связывающие культ Не­победимого Солнца Митры с идеей римской государствен­ности. Число поклонников это­го божества было в то время столь велико, что митраизм вполне мог бы стать мировой религией. Однако этого не произошло, и немаловажной причиной поражения митраиз- ма и его постепенного забвения была его обрядовая, церемони­альная сторона.

Дело в том, что митраизм был предельно строгим, даже жестким учением, требовав­шим от своих адептов дисцип­лины и личного мужества. В христианстве раскаявшийся в конце жизни преступник мог

получить отпущение грехов и надежду на спасение души. Митраист должен был на про­тяжении всей своей жизни не­укоснительным образом со­блюдать  морально­ нравственные предписания своей веры.

Другим препятствием на пути превращения митраизма в государственный культ был его закрытый, мистериальный и элитарный характер, полно­стью исключавший участие женщин в отправлении обря­дов и священнодействий. В от­личие от христиан, стремив­шихся обратить в свою веру как можно больше людей, мит- раисты искали индивидуально­го просвещения и совершенст­вования.

Ипостась сына Божьего?

Сопоставление внешней, знаково-символической сторо­ны учений Митры и Христа, а также обрядности и священных писаний этих двух религий способно повергнуть неиску­шенного читателя в крайнее изумление: оказывается, хри­стианство почти полностью ассимилировало, или, проще говоря, скопировало символи­ку и священные церемонии культа солнечного божества. Несмотря на целый ряд догма­тических и идеологических различий, влияние митраизма на христианское вероучение признается большинством со­временных исследователей как непреложный факт.

Последователи Митры праздновали день рождения своего божества 25 декабря, в день зимнего солнцестояния, что впоследствии было переня­то христианами. Появление на свет младенца Митры в самую темную ночь в году под свода­ми пещеры знаменует рожде­ние света и надежды, ожидание скорого воскрешения природы после долгого зимнего сна. А ведь и рождение Иисуса сим­волизирует приход в мир Мес­сии, дарующего надежду на воскрешение и возрождение души в новой, вечной жизни.

Рождественские легенды христиан и митраистов на­столько похожи, что вывод о сознательном, почти полном заимствовании напрашивается сам собой. Так же, как и мла­денцу Христу, маленькому Митре пришли поклониться пастухи, а затем волхвы, при­несшие Спасителю золото и благовония. Большинство ис­следователей полагают, что эти волхвы, фигурирующие и в Евангелии, и в митраистских преданиях, были зороастрий- скими священнослужителями, пришедшими воздать почести родившемуся Мессии.

Жизненный путь Христа и Митры также во многом схож. Они оба соединяют в себе че­ловеческое и божественное, являясь, таким образом, по­средниками между людьми и Богом. И Христос, и Митра творят волю Отца, их послав­шего, и противостоят силам тьмы. И тот, и другой по за­вершении своего земного пути вознеслись на небо, к престолу Творца.

Символика и обрядовая сторона христианства и митра­изма также обнаруживают поч­ти полное сходство. У привер­женцев солнечного божества существовал обычай осенять себя крестным знамением, при посвящении неофита в таинст­ва религии над ним проводили обряд крещения-омовения, очищавший принимающего новую веру от его прошлых прегрешений. Подобно хри­стианам, митраисты причаща­лись хлебом и вином, причем сама церемония Святого При­частия была призвана имити­ровать последнюю трапезу Митры со своими учениками. И христианское, и митраист- ское духовенство использовало во время богослужений кро­пильницу, а сама служба про­водилась на древнем, неиз­вестном простому народу язы­ке. Голова и лик Митры на священных изображениях ок­ружены нимбом — сияющим ореолом с солнечными лучами, что также соответствует хри­стианской иконографии.

Анализ критической массы этих фактов, недвусмысленно свидетельствующих о преемст­венности христианства по от­ношению к митраизму, привел исследователей культа персид­ского солнечного бога к не­ожиданному и довольно ори­гинальному выводу: в течение длительного времени, вплоть до XI века после Рождества Христова, Митра почитался как одна из ипостасей Иисуса Христа, а поклонение ему яв­лялось одной из форм христи­анского вероучения. Верхов­ный жрец солнечного божества носил тот же титул, что и глава католической церкви, — «папа» или «святой отец». Церемони­альное облачение Папы Рим­ского в точности соответствует одеянию митраистских свя­щеннослужителей: высокий головной убор, называемый тиарой или митрой, и красные ботинки, явная аналогия с обу­вью жрецов Митры — красными солдатскими сапогами, отли­чительному знаку древнерим­ских военачальников.

По всей вероятности, по­добное слияние христианства и митраизма было делом рук римских цезарей. После уста­новления христианства в каче­стве официальной государст­венной религии число привер­женцев Митры было столь ве­лико, что насильственная хри­стианизация могла спровоци­ровать настоящий социальный взрыв. Власти предержащие пошли на компромисс, соеди­нив оба учения воедино, внеся в миролюбивое и пацифист­ское по сути христианство во­инственные идеи культа Непо­бедимого Солнца.

Римская империя в те года находилась в состоянии дли­тельной войны с Персией, и установление митраизма, пер­сидской по происхождению религии, в качестве государст­венной идеологии ознаменова­ло бы духовную и конфессио­нальную зависимость Рима от Персии. Римских цезарей, стремившихся к установлению собственной гегемонии, такая перспектива совершенно не устраивала, поэтому христиа­низация была единственным средством остановить экспан­сию восточных вероучений.

После установления хри­стианства и последовательной ассимиляции им символики и отдельных идеологических моментов митраизма культ Не­победимого Солнца начал по­степенно сдавать позиции, по­ка окончательно не канул в Ле­ту. Правда, отголоски этой не­когда могущественной религии отчетливо слышны и в наши дни. Морально-нравственные принципы современного обще­ства в значительной степени основываются на созданном митраистами духовно этическом фундаменте. В по­вседневной жизни мы невольно упоминаем имя персидского солнечного божества практи­чески ежедневно. Одно из са­мых распространенных рус­ских имен — Дмитрий — означа­ет в переводе «преданный Митре». А пользующиеся мет­ро едва ли знают, что слово «метрополитен» произошло от слова «метрополия» или, как говорили раньше, «митропо­лия», то есть город Солнца, го­род Митры.

Но не только в именах и названиях сохранилась память о Митре. «Этот древнейший культ, — отмечает французский исследователь Аркой Дарол, — послуживший основой многих современных тайных обществ, содержит ряд элементов, ти­пичных для подобного вида организаций. Будучи системой духовного обучения, он дает своим приверженцам возмож­ность войти в реальное или во­ображаемое соприкосновение с высшими силами. Используя магическую власть, его жрецы заставляют посвященных ве­рить в возможность с помощью магических слов добиться того, что недоступно непосвящен­ному».

Митраизм не носит анти­общественного характера: его цели не вступают в конфликт с общей политикой тех стран, где он существует, он не угро­жает сложившимся порядкам. Отличаясь терпимостью по от­ношению к другим культам, он не пытался и не пытается вы­теснить их. Ежегодный празд­ник «Рождение солнца», кото­рый митраисты отмечают 25 декабря, перешел в христиан­скую традицию. Впрочем, ны­нешние поклонники этой рели­гии утверждают, что христиан­ство не столько вытеснило митраизм, сколько поглотило его, заимствовав некоторые внешние формы и приспособив их к собственным нуждам. Справедливо это или нет, трудно сказать, так как устро­ить диспут поклонников Мит­ры и Христа пока не удавалось.

Вот что говорит один из британских митраистов: «У нашего древнего божества, ко­торого часто изображают по­бедителем быка или человеком с львиной головой, по- прежнему есть поклонники. Ведь солнце продолжает све­тить…»

 

 

Тургенев, тайна свершилась

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

Руслан Киреев

Редакция начинает публикацию материалов в по­рядке взаимного обмена с российским журналом «Наука и религия». Представляем вниманию наших читателей статью Руслана Киреева — «Тургенев, тайна свершилась»

Многие его персонажи ра­дуются смерти, правда, своей собственной, не­избежной и зачастую скорой. В его книгах люди мрут легко и просто — словно жнец идет по полю, и направо и налево от его серпа падают, как колоски, подкошенные человечки. Первый же роман — «Рудин» — начинается со смерти и смертью заканчивает­ся. «Всё умерло, и мы умерли», — говорит, пусть и в другом романе, пока еще вроде бы живой, но уже и мертвый Лемм. И горькую фра­зу эту в полной мере можно отне­сти к автору. Не зря язвительный Дмитрий Минаев писал о 46­летнем Иване Сергеевиче: «…г. Тургенев добровольно еще при жизни закутывается в саван и прощается с жизнью».

Что мог ответить на это писа­тель? Разве что повторить слова Рудина о человеке — не о каком-то конкретном человеке, а о человеке вообще, — который «в самой смер­ти найдет… свою жизнь, свое гнездо…».

Раньше «лишние люди», к коим принадлежал Рудин, зачас­тую искали смерть в дуэли. Но тургеневские дуэли, в широком смысле слова тургеневские — и его собственная, к счастью, несосто­явшаяся, с Толстым, и дуэли ли­тературные, — заканчиваются ни­чем. В «Отцах и детях» Базаров нечаянно ранит Павла Петровича Кирсанова и тут же, отшвырнув пистолет, кидается оказывать ему медицинскую помощь: «Теперь я уже не дуэлист, а доктор и, преж­де всего, должен осмотреть вашу рану». В «Вешних водах» дело и до раны не доходит, Санин попа­дает в дерево, его противник де­монстративно палит в воздух, по­
сле чего оба бросают пистолеты на землю.

Но интересно не это. Инте­ресно то, что испытывает Санин перед дуэлью, за несколько часов до нее. «Вдруг его убьют или изу­вечат?» Примечательно, что он думает о себе в третьем лице, как о постороннем человеке, думает легко и словно бы мимоходом. Где ж «тот постоянно возрастаю­щий, всё разъедающий и подтачи­вающий страх смерти», о котором упоминается на первых же стра­ницах «Вешних вод» и который, помним мы, так жестоко терзал их будущего автора на горящем суд­не? Нет. Кажется, нет…

«Вешние воды» считаются одним из самых автобиографиче­ских произведений писателя. Ус­тановлены почти все прототипы героев, обозначены реальные эпи­зоды, которые отражены в повес­ти. Кроме, пожалуй, одного — ду­эли. Ее в жизни Тургенева не бы­ло, и, стало быть, сам он никогда не испытывал тех чувств, которые приписывает своему персонажу… Впрочем, почему же не испыты­вал? Повесть начата в 1870 году, через девять лет после вызова Толстого — вызова, который впол­не мог закончиться взаправдаш­ними выстрелами, и Тургенев не мог не помнить, что тогда было у него на душе. Да, не страх — от того юношеского страха, про­рвавшегося на охваченном пламе­нем пароходе, он и впрямь изба­вился. Но в повести упоминаются некие «скорбные предчувствия» — это уже вполне в духе зрелого Тургенева. И еще упоминается, что после завершения поединка, пусть и формального, Санин «ощущал во всем существе своем если не удовольствие, то некото­рую легкость, как после выдер­жанной операции». Так что отго­лоски былого страха все-таки имели место. Не зря Иван Сергее­вич так болезненно реагировал на дошедшее до него замечание Тол­стого о его якобы трусости.

Самому Льву Толстому тру­сость, как известно, не была зна­кома вовсе (мы не говорим сейчас о метафизическом страхе смерти). Тургеневу же — знакома, и весьма. Но совершенно очевидно, что с годами он все больше и больше преодолевал ее, причем преодоле­вал не с помощью философских и богословских построений (как тот же Толстой — свой метафизиче­ский страх смерти), а некоторым равнодушием (если не сказать, леностью души) к подобного рода вещам. А еще — эстетическим чув­ством. Страх, особенно физиоло­гический страх, по самой природе своей некрасив, а выглядеть не­красиво для Тургенева было, ка­жется, пострашнее, чем в один прекрасный день оказаться мерт­вым.

И если уж никак нельзя из­бежать смерти, которая есть, пре­жде всего, разрушение формы, то надо хотя бы постараться сделать ее, смерть, поприглядней. «Коли умирать, так умирать весной», — провозглашается в первом же абзаце «Дневника лишнего челове­ка».

Но эти календарные атрибу­ты решающей роли не играют. А что же в таком случае играет? Тургенев на этот счет высказыва­ется обстоятельно и прямо, при­чем не устами кого-то из героев, а своими собственными, в одном из своих литературных шедевров — статье «Гамлет и Дон Кихот». Оба персонажа, по определению Тур­генева, «умирают трогательно», но как, восклицает он, «различна кончина обоих!». Гамлет «смиря­ется, утихает, приказывает Гора­цио жить», но взор его не обра­щен вперед. Не обращен потому, что там, впереди, он ничего не видит, кроме мрака, о котором лучше не распространяться. «Ос­тальное… молчание», — говорит умирающий скептик — и действи­тельно умолкает навеки». Это слова Тургенева, которыми он прощается с Гамлетом и перехо­дит к Дон Кихоту, чья смерть «навевает на душу несказанное умиление. В это мгновение всё великое значение этого лица ста­новится доступным каждому». Всю свою творческую жизнь Тур­генев мечтал перевести на рус­ский язык роман Сервантеса, на­ходя существовавший тогда пере­вод неудовлетворительным. Ду­мается, что нынешний, сделанный Николаем Любимовым, его б удовлетворил. И потому именно в любимовской версии мы приво­дим сцену, которая так восхищала Тургенева:

«Поздравьте меня, дорогие мои: я уже не Дон Кихот Ламанч­ский, а Алонсо Кихано, за свой нрав и обычай прозванный Доб­рым». В отличие от Любимова Тургенев в своей статье не выде­ляет, не подчеркивает это ключе­вое слово, но называет его удиви­тельным. «Упоминание этого про­звища, в первый и последний раз, потрясает читателя. Да, одно это слово имеет еще значение перед лицом смерти. Всё пройдет, всё исчезнет, высочайший сан, власть, всеобъемлющий гений, всё рас­сыплется прахом… но добрые де­ла не разлетятся дымом; они дол­говечнее самой сияющей красо­ты».

В устах эстета Тургенева, ко­торый возмущался, когда стихи Некрасова ставили выше поэзии Пушкина, этот публично заявлен­ный постулат значит очень много. Приоритеты обозначены. На пер­вом месте — отношение к ближне­му, а потом — все остальное. И тут, желал того Иван Сергеевич или не желал, но образ Христа вырисо­вывается ясно. Стало быть, рас­суждая о вере, которой у , него нет и потому, дескать, он принад­лежит «к неимущим», не зря при­знавался, что еще не теряет наде­жды.

Чтобы добраться в романе Сервантеса до ключевого слова, надо одолеть два увесистых тома. Михаил Булгаков в своей инсце­нировке романа спрямляет этот извилистый и долгий путь. У него Дон Кихот сразу, во втором бук­вально эпизоде, объявляет, что его прозвище — «Добрый». Сер­вантес же утаивает это до самого конца.

А может, не утаивает? Может, просто не знает, как не знает этого, забыв, сам герой? Лишь на ложе смерти сие золотое словечко вос­ходит в его сознании — восходит точно солнце, и все вокруг зали­вает яркий свет. Открывается вдруг, что есть на свете вещи и посильнее меча, пусть даже пра­ведного… посильнее, и подолго­вечнее. Со смертью не кончается все, есть еще кое-что — а может быть, даже и главное — после смерти.

Всю свою взрослую жизнь, чуть ли не с юности, Тургенев не только пристально всматривался в грядущую старость, но и загодя примеривал ее на себя. Тридцать шесть было ему, когда он, поверяя П.В.Анненкову свои сердечные тайны, пишет: «На старости лет… я едва ли не влюбился».

Речь идет о родной сестре Льва Толстого Марии Николаевне (история их отношений описана в повести «Фауст»), которая порва­ла с мужем во многом из-за Тур­генева, но никогда не была его главной женщиной. Таковой, как известно, до конца дней остава­лась Полина Виардо.

«Жизнь Тургенева и Виардо не есть жизнь обыкновенных лю­дей, — писал хорошо знавший Ивана Сергеевича в его последние, в его предсмертные годы худож­ник-маринист Алексей Боголюбов. — Что у нее нет души, что все рас­чет, — это другое дело, хотя и не­доказанное и, опять по честности, не наше дело. Был бы недоволен покойный всеми этими порочны­ми оттенками великой певицы и трагической актрисы, он не про­был бы под одной с ней крышей более сорока лет, не сносил бы ее дикого характера и обид (как это говорится другими) и даже уни­жений. Нет, все было для него ничтожно перед теми высокими достоинствами, которые прикова­ли его к дивной женщине».

Отсутствие любви означало для него отсутствие жизни. «Я словно чувствую вокруг себя за­пах смерти, тления, небытия», — сказал он однажды на обеде у Флобера (эти обеды вошли в ис­торию литературы как обеды Пя­ти). А один из братьев Гонкуров, Эдмон, увековечил эти слова в их знаменитом «Дневнике». Как и последующие: «Объяснение это­му, мне кажется, заключается в одном: в невозможности любить — по сотне причин — по причине мо­их седин и так далее, — в полной невозможности любить. Теперь я уже не способен на это. И вот, понимаете, это смерть!»

Тургенев оговаривал себя. Оговаривал, и когда называл себя стариком («Настоящие старики сами никогда себя не называют стариками», — прозорливо подме­чено еще в «Двух помещиках» из «Записок охотника»), и когда жа­ловался на якобы утраченную способность любить. Разве вый­дет из-под пера человека, лишен­ного Такой способности, обра­щенный к возлюбленной вдохно­венный призыв: «Стой! Какою я теперь тебя вижу — останься на­всегда такою в моей памяти!» Так начинается стихотворение в прозе, названное по первому слову («Стой!») и посвященное Полине Виардо, только что закончившей пение. «Вот она — открытая -тайна, тайна поэзии, жизни, любви! Вот оно, вот оно, бессмертие! Другого бессмертия нет и не надо».

Под стихотворением стоит дата — «ноябрь, 1879». Писателю только-только исполнилось ше­стьдесят один. Теперь уже он по праву называл себя стариком, но право это было сугубо формаль­ным — острота и свежесть чувств оставались прежними. Он и ее, которая была на три года младше его (и пережила почти на 30!), называл старухой. Об этом вспо­минают те, кто присутствовал на ее музыкальных утренниках как раз в том самом 1879 году. Неис­товей всех аплодировал Тургенев, особенно когда она исполняла Чайковского. Обращаясь к публи­ке (публика, надо сказать, прини­мала ее гораздо сдержанней — Ви­ардо была уже не та), он востор­женно повторял: «О! Что за ста­руха! О! Что за старуха!»

Стихотворение заканчивается словами: «Стой! И дай мне быть участником твоего бессмертия, урони в душу мою отблеск твоей вечности!»

…Да, он знал, что она пере­живет его, — об этом прямо сказа­но в другом стихотворении, кото­рое так и называется: «Когда меня не будет…»

«Когда меня не будет, когда всё, что было мною, рассыплется прахом, — о ты, мой единственный друг, о ты, которую я любил так глубоко и так нежно, ты, которая наверно переживешь меня, — не ходи на мою могилу…»

Примечательная просьба. Как понимать — не ходить на могилу? А так, что могила, подразумевает­ся, будет где-то рядом, то есть не в безмерно далекой России, не в далеком Спасском, а здесь, у нее под боком. Может быть, это ме­тафора, поэтический образ? Нет. Есть свидетельства, что Тургенев высказывал пожелание быть по­хороненным в фамильном Мон- мартровском склепе, но Виардо на это не пошла. Она понимала, что значит для России ее старинный друг.

…Альфонс Доде увековечил слова Тургенева, сказанные им о смерти: «У нас никто ясно не представляет себе, что это такое, — она маячит вдалеке, окутанная славянским туманом». До есть смерть страшна как раз своей не­понятностью, своей непроницае­мостью для логического скальпе­ля, каким бы острым он ни был и как бы виртуозно ни владела им рука, Тургенев прекрасно созна­вал, что логика тут бессильна, а спасительной веры у него нет. Что же делать? Как жить с этим кош­маром? А вот как.

За полтора года до смерти, в марте 1882 года, когда знамени­тый обед Пяти превратился в обед Четырех, поскольку Флобера уже не было в живых, зашел, как то нередко бывало, разговор о смер­ти, и здесь Тургенев вдруг при­знался, что для него, дескать, это самая привычная мысль. «Но ко­гда она приходит ко мне, я ее от­вожу от себя вот так, — и он (запи­сывает в дневнике Эдмон Гонкур) делает еле заметное отстраняю­щее движение рукой. — Ибо в из­вестном смысле славянский туман — для нас благо… он укрывает нас от логики мыслей, от необходи­мости идти до конца в выводах… У нас, когда человека застигает метель, говорят: «Не думайте о холоде, а то замерзнете!» Ну и вот, благодаря туману, о котором шла речь, славянин в метель не думает о холоде, — а у меня мысль о смерти сразу же тускнеет и исче­зает». Другими словами, прячется за туманом, который в некотором смысле сродни пару или дыму — тому самому дыму, что дал назва­ние одному из самых скандаль­ных его романов.

Герой «Дыма» Литвинов воз­вращается на Родину, и ему ка­жется, что он свой собственный «труп везет». Соответствующие и мысли в голове: «Все дым и пар, думал он; все как будто беспре­станно меняется, всюду новые образы, явления бегут за явле­ниями, а в сущности все то же да то же; все торопится, спешит ку­да-то — и все исчезает бесследно, ничего не достигая». Словом, все суета сует, как сказано в Великой Книге. Но в ней же, между про­чим, упоминается о могиле, где «нет ни работы, ни размышления, ни знання, ни мудрости». Однако обронивший в дневнике за шесть с половиной лет до смерти (днев­ник этот не сохранился, чудом уцелел лишь фрагмент), что «мо­гила словно торопится проглотить меня», Тургенев предпочитает отгородиться от нее туманом.

Не помогает… Вернее, преж­де помогало, а теперь, когда она приблизилась вплотную, — нет. В канун Нового года (нашего, уточ­няет Тургенев; в Европе он давно уже наступил) Иван Сергеевич записывает в дневнике (эта часть дневника сохранилась): «Кто зна­ет — я, может быть, пишу это за несколько дней до смерти. Мысль невеселая. Ничтожество меня страшит — да и жить еще хочется… хотя… — и добавляет: — Ну, что будет — то будет!»

А до смерти оставалось еще 233 дня.

На сей раз мнительность ни при чем — смерть была отнюдь не призрачной. На 2 января — это бы­ло воскресенье — назначили опе­рацию по удалению из брюшной полости опухолевидного разрас­тания, которое нередко появляет­ся на месте (прежней операции, каковой Тургенев; подвергся поч­ти четверть века назад. Но тогда разрастание, так называемая нев­рома — Иван Сергеевич именует ее «невромом» — была с горошину, однако в последнее время начала стремительно увеличиваться и достигла размеров грецкого ореха. Ситуация резко осложнялась тем, что порок сердца больного не по­зволял применять хлороформ, то есть резать будут по живому. Он­то вытерпит, силы воли, не со­мневался, у него достанет, но вы­держит ли больное сердце?

Выдержало.

Уже в конце января он писал одному из своих знакомых: «Я окончательно выздоровел от опе­рации — но, к сожалению, старая моя болезнь вернулась с удвоен­ной силой; никогда мне не было так худо. Не только стоять или ходить — даже лежать я не могу — и без вспрыскивания морфином не в состоянии был бы спать». И это пишет человек, который месяц назад без наркоза выдержал все манипуляции беспощадного ме­талла. Выдержал, ни разу не за­стонав, мало того, развлекал себя во время экзекуции тем, что сле­дил за происходящим как бы со стороны, запоминая мельчайшие детали, чтобы после поведать о них друзьям.

Итак, старая болезнь верну­лась. Тургенев имеет в виду груд­ную жабу, вернее, то, что прини­мали за грудную жабу. Истину заподозрил живший в Париже, но не участвовавший в операции (ее проводил французский хирург Сегон) русский врач Николай Ан­дреевич Белоголовый. После не­скольких дней наблюдений, когда дело быстро пошло на поправку, он заметил: «Это скорое заживле­ние раны нехорошо, нарост был раковидный, и, к сожалению, он скоро себя покажет в другом ви­де».

Прогноз, как видим, сбылся. Дни и ночи напролет проводит больной на своем диване — не по­тому ли, точно в насмешку над ним, отступила десятилетиями мучившая его подагра.

Ну а что дальше? Ничего. Об этом — что дальше — он просто старался не думать. «Не только о будущем — о завтрашнем дне не думаю. Если это старость, то при­вет ей!»

Нечто подобное он предвидел еще пять лет назад, когда писал стихотворение в прозе «Старик»: «…Уйди в себя, в свои воспоми­нанья, — и там, глубоко-глубоко, на самом дне сосредоточенной души, твоя прежняя, тебе одному доступная жизнь блеснет перед тобою своей пахучей, все еще свежей зеленью и лаской и силой весны». И тут же строгое преду­преждение: «Но будь осторожен… не гляди вперед, бедный старик!»

Он и не глядит. Не глядит не только вперед, но и по сторонам, ибо кого, исключая слуг, увидишь рядом с собою? Хоть бы одно родное лицо… Дочь далеко, и у нее, 40-летней, свои проблемы — и со здоровьем, и в личной жизни, и денежные (последние он старает­ся по мере сил облегчить). Полина Виардо, из-за которой он, собст­венно, и оказался запертым здесь (о возвращении в Россию и ду­мать теперь нечего), занята своей музыкой и учениками. Время от времени она, впрочем, заглядыва­ет к нему. Именно ей, настанет час, он продиктует за две недели до смерти свой последний рас­сказ… Еще изредка навещают дру­зья. Приехал как-то Альфонс Доде — то была его последняя встреча с русским писателем.

«Дом был по-прежнему по­лон цветов, звонкие голоса по- прежнему звучали в нижнем эта­же, мой друг по-прежнему лежал у себя на диване, но как он осла­бел, как он изменился!» — вспо­минал уже после смерти Тургене­ва Доде.

Тургенев ни на что не жало­вался — ни на физические страда­ния, ни на страдания нравствен­ные, которые ему, человеку неве­роятно общительному, приносило одиночество.

Забытая ныне писательница Лидия Нелидова, более чем на полвека пережившая Тургенева, рассказывает в своих воспомина­ниях, как однажды оказалась слу­чайной свидетельницей встречи Ивана Сергеевича с поэтом Яко­вом Полонским. У Якова Петро­вича болели зубы, и потому щека была завязана голубой шелковой косынкой с длинной бахромой.

Это выглядело довольно смешно, но Тургенев, пишет ме­муаристка, не улыбался, смотрел с серьезным и грустным видом. А потом сказал: «Вы смеетесь, а знаете, что я думаю? Я думаю, что вот эта косынка — женская косын­ка… И она дана и завязана была любящей рукой. Счастлив тот, подле кого есть такая рука. Не всякому отпущено это счастье судьбой».

Может быть, Иван Сергеевич выразился не совсем так, но вот подлинные его слова — из письма Салтыкову-Щедрину, посланного менее чем за год до кончины: «Я теперь совершенно одинок». И добавление: «Аки перст».

Ненадолго опередив Турге­нева, умирает муж Полины Виар­до. Он умер быстро и легко. «Сумел улизнуть при первом же при­ступе неизлечимой болезни», что «лишний раз показывает, как ему всегда везло». Тургенев сказал это о Вагнере, скончавшемся в февра­ле того же года среди венециан­ской роскоши, но в полной мере он мог бы слова эти отнести и к Луи Виардо. Не выпало на долю того предсмертных страданий (а ведь страдание, писал 30-летний Тургенев Полине Виардо, «это счастье, которое, например, эгои­сту или человеку низкому неве­домо») — ни физических, ни нрав­ственных. А коль скоро он нико­гда ни за что не корил себя, то вряд ли ему пришло б в голову задаваться вопросом, о чем, по­ложим, стал бы он думать, умирая.

Тургенев же посвятил этому целое стихотворение: «Что я буду думать тогда, когда мне придется умирать, — если я только буду в состоянии тогда думать?»

Это стихотворение, в отличие от других, где фигурирует смерть — то в образе страшной старухи, то не менее страшного насекомо­го, — не описание сна (хотя, как предостерегающе сказано в «При­зраках», «сны бродят»), а сугубая явь. Автор прикидывает, будет он «вспоминать о прошедшем, оста­навливаться мыслию на немногих светлых… мгновениях, на дорогих образах и лицах» или перед мыс­ленным взором предстанут дур­ные дела — «и найдет на мою ду­шу жгучая тоска позднего раская­ния?». Что вообще ожидает его за [ робсум — «да и ожидает ли меня там что-нибудь?» А задает свой вечный вопрос сомневающийся атеист Иван Тургенев и, как все­гда, на вопрос этот не отвечает. Вместо этого высказывает пред­положение, что в свой последний час займется «каким-нибудь вздо­ром, чтобы только отвлечь… вни­мание от грозного мрака, чер­неющего впереди».

Посмотрим, что же это за «вздор» такой, какому предался на смертном одре русский писа­тель.

Едва оправившись после опе­рации, которая, понимал, его не спасет, он с восторгом пишет о готовившемся к публикации в «Ниве» рассказе «Студент» некой Л.Веселитс-кой-Чернавиной, пе­чатающейся под псевдонимом В.Микулич: «Я давно не читал столь свежего, правдивого и тон­ко-умного». Через день (и за день до письма, в котором подчеркнуто: «…никогда мне не было так худо») ходатайствует о третьестепенном литераторе ИЛавловском, пере­ведшем на русский повесть ис­панца П.Гальдоса, а вскоре от­правляет большое письмо Григо­ровичу, в котором подробно раз­бирает его «Гуттаперчевого маль­чика». Письмо начинается слова­ми: «Любезнейший Дмитрий Ва­сильевич, пишу Вам в постели, лежа, карандашом. — ибо мне не только не стало лучше после опе­рации (которая сошла весьма бла­гополучно), но несравненно ху­же». А еще через три дня, но уже под диктовку — письмо Гаршину о его новой повести.

Таким вот «вздором» зани­мался умирающий Тургенев. Апофеозом этих занятий стало знаменитое письмо Льву Толсто­му, также написанное каранда­шом.

Вверху, под гербом почтовой бумаги, коряво выведено: «В на­чале июля по русс.ст.» — то есть счет дням потерян. Уже из одного этого можно понять, в каком тя­желом состоянии больной. Первая же фраза подтверждает это: «Дол­го Вам не писал, ибо был и есмь, говоря прямо, на смертном одре».

О чем же пишет Иван Сер­геевич со смертного одра своему старому другу, старому недругу и — снова другу? Другу настоящему, ибо чуть более года назад, узнав от Григоровича, а также из газет, что Тургенев серьезно болен, Лев Толстой чуть ли не отправился к нему во Францию. «В первую ми­нуту, когда я поверил, надеюсь, напрасно, что Вы опасно больны, мне даже пришло в голову ехать в Париж, чтобы повидаться с Вами». Но это во втором абзаце толстов­ского письма, а в первом: «Я по­чувствовал, как я Вас люблю. Я почувствовал, что если Вы умрете прежде меня, мне будет очень больно».

Верно почувствовал. Через два дня после похорон Толстой писал жене: «О Тургеневе все ду­маю и ужасно люблю его, жалею и все читаю. Я с ним живу».

Но пока еще Тургенев жив и пишет ему со смертного одра. О чем же? Только ли о том, что о выздоровлении не может быть и речи? Нет…

«Пишу же я Вам, собственно, чтобы сказать Вам, как я был рад быть Вашим современником, и чтобы выразить Вам мою послед­нюю искреннюю просьбу. Друг мой, вернитесь к литературной деятельности». (То есть — к худо­жественной прозе, к романам и повестям. Сочинения Толстого, во многом благодаря активному уча­стию Тургенева, все больше и больше завоевывали: мир.) «Друг мой, великий писатель Русской земли, внемлите моей просьбе! Дайте мне знать, если Вы получи­те эту бумажку, и позвольте еще раз крепко, крепко обнять Вас, Вашу жену, всех Ваших. Не могу больше, устал».

Он по-прежнему считает, что жизнь — дело хорошее, вот только обнаружил, слишком скоро мчит­ся она — «скоро и без шума, как речное стремя перед водопадом». Он опишет это в стихотворении в прозе «Песочные часы». «Когда я лежу в постели и мрак облегает меня со всех сторон — мне посто­янно чудится этот слабый и непрерываемый шелест утекающей жизни». Ему не жаль ее — такое во всяком случае у него чувство, — не жаль того, что он мог бы еще сде­лать, но ему жаль, что он не уви­дит больше родных мест.

И все-таки возвращение свершилось. Это было долгое воз­вращение (со дня смерти в Бужи- вале до погребения на Волковом кладбище в Петербурге прошло 35 дней) — долгое, трудное и три­умфальное.

20 сентября гроб с телом рус­ского писателя торжественно про­водили с Северного вокзала Па­рижа. Желающих проститься бы­ло столь много, что на вокзал пускали лишь по специальным билетам. Возведенная накануне, обитая черным сукном с серебря­ным позументом трибуна возвы­шалась над почти полутысячной толпой, в которой корреспонден­ты разглядели Эмиля Золя, Аль­фонса Доде, Эрнеста Ренана… По­следний открыл траурную цере­монию словами: «Мы не отпустим без прощального слова этот гроб, возвращающий Отчизне гениаль­ного гостя, которого мы знали и любили в течение долгих лет».

В Петербурге встреча была триумфальной. Встреча — ив тот же день похороны… Вот как уви­делось это событие корреспон­денту лондонской «»Птез»: «Гроб, еще в пути засыпанный цветами, в половине одиннадцатого утра прибыл на Варшавский вокзал, где был встречен с такими почес­тями, какие еще никогда не возда­вались ни одному неофициально­му лицу в России. В громадной толпе, собравшейся у вокзала, были представлены, в сущности, все уголки огромной империи… Там были депутаты с Кавказа, из Сибири, Финляндии и даже Сред­ней Азии. Сто семьдесят шесть депутаций, каждая со своим вен­ком… потянулись от вокзала по забитым народом улицам».

За две недели до смерти он продиктовал Полине Виардо рас­сказ, который называется «Конец».

Теперь это слово имело для него особый смысл. Оно сулило избавление от страданий, терпеть которые уже не было сил.

Судя по воспоминаниям со­временников, Иван Сергеевич имел привычку опаздывать, и вот теперь, как бы насмешливо мстя ему, опаздывала та, от кого, един­ственной, он ждал избавления. «Против смерти ни человеку, ни твари не слукавить, — говорит в «Записках охотника» Касьян с Красивой Мечи. — Смерть и не бежит, да и от нее не убежишь; да помогать ей не должно…»

Помогать ей не должно — та­кова вековая крестьянская муд­рость, и Тургенев, разумеется, согласен с ней. Еще недавно, ми­нувшей осенью, рассуждая о по­кончившей с собой в Париже мо­лодой актрисе Юлии Фейгиной, он писал Марии Савиной, играв­шей в его пьесах главные роли, о легкости, «с которой русские лю­ди решаются на самоубийство». С явным осуждением писал — с мяг­ким, сугубо тургеневским, но осуждением. А теперь, как сказа­но в одном из его стихотворений в прозе, «лелеял мысль… о само­убийстве».:

Лелеял, да, но как воплотить ее в жизнь, будучи физически со­вершенно беспомощным?

Он придумал. И даже попы­тался свой нехитрый план осуще­ствить.

На одной из страниц своего дневника (как раз из числа тех немногих, которые сохранились) Тургенев, перечисляя гостей, ко­торые побывали у него за день, записывает: «Очень интересная девица — врач Скворцова». Кто такая? И в каком смысле интерес­ная?

Надежда Кузьминична Скворцова-Михайловская — врач- психиатр, ученица знаменитого профессора Шарко, под руково­дством которого она защитила диссертацию. Тургенев прочитал об этом в газетах, и ему захоте­лось ознакомиться с ее работой. Доктор Скворцова сочла за честь самолично отвезти диссертацию создателю образа доктора Базаро­ва. Тогда-то и появилась в днев­нике та самая запись. Но то был первый визит ученицы Шарко к больному писателю. Затем, не­сколько месяцев спустя, последо­вал еще один, по его прямой просьбе — об этом визите расска­зала в своих воспоминаниях сама Надежда Кузьминична:

«Он лежал на механической кровати с двойным дном. Верхняя часть поднималась на винтах, так как больной не мог двигаться. Он попросил . меня сесть и объяснил, зачем позвал меня». А дальше следуют записанные ею слова Тургенева: «Видите, в каком я положении. Страдаю невыносимо. Помочь мне не могут, кто бы ни лечил меня. Я человек неверую­щий и считаю себя вправе распо­ряжаться своей жизнью. Прошу вас, дайте мне траву, чтобы пре­кратить мои мучения».

Характерная деталь. Были ведь и другие врачи, много врачей, с некоторыми из них Тургенев состоял в дружеских отношениях, но со своей необычной, со своей отчаянной и одновременно дели­катной просьбой обратился к че­ловеку, с которым, по сути дела, был едва знаком. Но то была жен­щина. А в женскую чуткость, в женское милосердие творец зна­менитых «тургеневских женщин» верил, естественно, больше, чем в чуткость и милосердие мужчин.

Тем не менее, она ему отка­зала. «Помилуйте, как это мож­но!» Тут уже Тургенев цитировал ее, правда, устно, когда рассказы­вал другой женщине-доктору, Аделаиде Николаевне Луканиной, об этом эпизоде. Рассказывал, по словам Луканиной, «просто, спо­койно, даже с юмором», но уже скоро в его голосе послышались слезы. «Я сам себе гадок, себе противен; зачем я живу, для чего — тряпка какая-то…!» Может быть, безотчетно надеялся, что доктор Луканина не откажет ему в том, в чем отказала доктор Скворцова?

Но на сей раз женщин, в сердцах которых он так превос­ходно разбирался, не проняли его мольбы и слезы.

«Поэт, талант, артист, краса­вец, богач, умен, образован, 25 лет — я не знаю, в чем природа отказала ему», — так писал о нем Достоевский.

Теперь природа, когда-то столь щедрая к нему, отказывала своему любимцу в самой малости: не давала спокойно, без мук — без чрезмерных хотя бы мук — поки­нуть этот мир. Лишь иногда нена­долго отпускала в беспамятство, но потом возвращала. Зачем? Не затем же, чтобы выпрашивать яду? О яде больше не заговаривая — кое-что посущественней занимало его. Нужно было сказать — не важно кому, первому, кто попался на глаза — то важное, без чего он не мог уйти навсегда. «…Нельзя же умереть так, чтобы никто не знал», — написал он когда-то в по­вести «Несчастная».

 

От редакции:

Один из сотрудников нашей редакции — Александр Ильмов отменил столь сильную заинте­ресованность Тургенева вопро­сами смерти. Он составил го­роскоп Тургенева, благо время его рождения было указано в дневнике его матери: «28 ок­тября (ст. стиль, а нов. стиль 9 ноября), е понедельник, родился сын Иван, ростом 12 вершков,

Таким первым попавшимся на глаза человеком оказался во­лею случая Жорж Шамро, зять Полины Виардо. «Веришь ли ты мне, веришь? — обратился вдруг к нему умирающий. — Я всегда ис­кренне любил, всегда, всегда, все­гда был правдив и честен, ты должен мне верить… Поцелуй ме­ня в знак доверия».

Зять Виардо ни слова не по­нимал по-русски. Но приятель Тургенева князь Мещерский, со слов которого мы, собственно, и знаем об этой сцене, перевел ска­занное, и француз Шамро выпол­нил последнее пожелание русско­го писателя.

«Потом, — пишет дальше Мещерский, — речи его стали бес­связны, он по многу раз повторял одно и то же слово с возрастаю­щим усилием, как бы ожидая, что ему помогут досказать мысль, и впадая в некоторое раздражение, когда эта усилия оказывались бесплодными, но мы, к сожале­нию, совсем не могли ему по­мочь».

Не мог помочь ему и спеша­щий в Буживалъ художник Вере­щагин. Еще у парадного дворник предупредил его, что «господин Тургенев очень плох, доктор сей­час вышел и сказал, что он не пе­реживет сегодняшнего дня».

Верещагин поднялся наверх.

в Орле, в своём доме, в 12 часов утра».

Не надо быть астрологом, чтобы заметить: это время, ко­гда Солнце находится в знаке Скорпиона. Этот знак проявля­ет сильнейший интерес к по­граничным вопросам, в том числе к проблеме смерти. Кро­ме того, у Тургенева в знаке Скорпиона расположились в соединении с Солнцем Марс и Меркурий, причём Меркурий в точном соединении (меньше

«Иван Сергеевич лежал на спине, руки вытянуты вдоль туло­вища, глаза чуть-чуть смотрят, рот страшно открыт, и голова, сильно закинутая назад, немного в левую сторону, с каждым вздыха­нием вскидывается кверху; видно, что больного душит, что ему не хватает воздуха, — признаюсь, я не вытерпел, заплакал».

Да, художник Василий Вере­щагин заплакал, как когда-то за­плакал, по собственному призна­нию, сам Иван Тургенев, описы­вая смерть своего героя Евгения Базарова.

Тут — между романом и жиз­нью — поразительные совпадения. Или, может быть, поразительные, хотя и не столь уж редкие в ис­кусстве, прозрения?

«Базарову уже не суждено было просыпаться. К вечеру он впал в совершенное беспамятство, э на следующий день умер».

Так все и было — словно свою собственную смерть описал. И, можно предположить, вложил в уста героя те самые слова, кото­рые силился и не мог произнести, когда настал его черед.

Вот эти слова: «А теперь вся задача гиганта — как бы умереть прилично».

Гигант с этой задачей спра­вился.

чем пожрадуеа). Марс усили­вает качества Скорпиона, а Меркурий в такой позиции на­деляет человека писательским даром. 7

ЗАГАДКИ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ЭЛЕМЕНТОВ Д. И. МЕНДЕЛЕЕВА

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

М. Горина

Задумывались ли вы о зна­чении чисел в нашей жизни и Природе? О днях и годах рождения?

Некоторые числа поражают своим постоянством — в норме у человека имеются парные органы (по паре рук, ног, ушей, глаз), по 10 пальцев на руках, ногах, по 32 зуба, 34 позвонка, 48 хромосом и т.д. Нормальная беременность продолжается 9 месяцев. Вспом­ним о числах — важнейших физи­ческих постоянных — константах, таких, как число Авогадро, посто­янная Больцмана, газовая посто­янная и др. , а также о постоянст­ве числа секунд в минутах, часах, часов в сутках, месяцев в году и т. Д.

Удивительным свойством этих чисел является и их перио­дичность — часов в сутках, дней в неделе, месяцев в году, лет в сто­летии и т. д. Все они повторяются — так же, как обороты Земли во­круг Солнца, Луны вокруг Земли и т. п. — с определенной частотой — цикличностью — периодично­стью.

Еще одним важным свойст­вом чисел является их кратность. Например, числа 5, 10, 15 кратны друг другу, т.е. относятся как 1:2:3.

Периодичность — одно из важнейших свойств Природы, от­раженное в свойствах материи — вещества — в периодической сис­теме элементов с привычным для нас названием — Д. И. Менделеева. (Кстати, современная американ­ская таблица периодической сис­темы не носит в своем названии имени Д. И. Менделеева!)

Д. И. Менделеев — величай­ший ученый XIX века — не один год создавал свою систему как
«химический пасьянс» — с помо­щью карточек с написанными на них названиями химических эле­ментов и их атомными массами — который сошелся сначала якобы… во сне и наутро был им записан.

До сих пор ученые продол­жают разгадывать подтекст этой таблицы, ежегодно ей посвящают сотни научных статей, и все еще в ней остается много загадочного и плодотворного. Как пишет Р. К. Баландин в книге «100 великих гениев», для великого мыслителя основными принципами являются стремление к познанию гармонии природы, сокровенных тайн бы­тия, ориентация на высшие ду­ховные ценности, и еще — сознание ограниченности своего ума и безграничной сложности мироздания.

Чтобы перейти к сути статьи, я  должна сказать, что могу общаться с Богом (Высшим разумом, Творцом) при помощи т.н. маятника путем диалога на любую тему, получая ответы на свои вопросы в форме «Да» или «Нет». По образованию я физико-химик, и сегодня темой беседы была периодическая система элементов Д.И.Менделеева. Привожу содержание беседы:

— Ты знаешь, что систему элементов и периодический закон открыл в 19 веке Д.И.Менделеев? — Да.

  • Когда Ты создавал элемен­ты, необходимые для построения Вселенной — Земли, звезд, Чело­века, Ты уже имел в своем «не­бесном компьютере» систему элементов? — Да.
  • Земля — единственное тело во Вселенной, в котором есть все элементы системы, кроме искус­ственно получаемых? — Да.
  • Каково приблизительно предельное число элементов сис­темы: — (В настоящее время известно 117).
  • Ты создавал элементарные частицы и химические элементы из них одновременно? — Да.
  • При программировании в системе элементов уже была за­ложена периодичность их свойств в зависимости от их атомной мас­сы? — Да.
  • Свойства элементов закла­дывались в систему — программу как цель? — Нет. Они вытекали автоматически из строения атомов?
  • Да. — Но Ты не знал, какими они будут? — Нет. — Но предполагал, что они будут различными? — Да.
  • Основным периодическим свойством атомов элементов яв­лялся их заряд, отраженный в их атомном — порядковом номере? — Да.
  • В твоем «небесном ком­пьютере», была заложена именно такая система элементов как у Менделеева? — Да. — В ней было 8 групп элементов с подгруппами?
  • а. — Сколько периодов было в Твоей системе? — (см. рис. 1, 2). (У Менделеева-12).

В современной таблице — 18 групп без подгрупп и 7 периодов.

  • Группа инертных — бла­городных элементов была выде­лена в отдельную — особую груп­пу? — Да. — Она имела номер? — Нет. — Т. е. эта нулевая группа элементов с нулевой валентно­стью была как бы вне таблицы? — Да. — Почему? Поскольку она тре­бовала к себе особого внимания? -Да.
  • Почему Твоя система- программа не имела 9-той группы? — Потому что номер группы не должен составлять число 9, т. к. оно символизирует разрушение, гибель? — Да. (Мы узнали это из книги Э. Мулдашева «В поисках города Богов», т.1, «Трагическое послание древних».)
  • По словам великого Пифаго­ра, число 9 означает конец всяко­го цикла развития и наступление нового цикла. (Сравните с перио­дом беременности 9 месяцев).В чем же загадки периодиче­ской системы? Казалось ясным, что такой основополагающий За­кон Природы как периодическая система и периодический закон, заложенный в ней, на основе ко­торого Д. И. Менделеев (гений!) предсказал существование тогда ещё не открытых элементов ва, Бс, и ве и описал их свойства, не может не заключать в себе какой- нибудь тайной идеи, тайного смысла, знака для человечества. Но какого?И как физико-химик я попы­талась раскрыть доступные мне загадки системы — таблицы.На рис. 1 представлена таб­лица Менделеева начала XX в., на рис. 2 -периодическая система элементов Д. И. Менделеева 1954г (середины XX в., русское изда­ние), из которой видно, что гори­зонтальные ряды элементов пред­ставляют собой периоды, а верти­кальные столбцы — группы. По­рядковые номера элементов ука­заны в верхней части каждой клетки. Порядковый, или атомный, номер элемента, как уже было сказано, представляет’ собой его заряд, т. е. сумму элекгронов в оболочках атома элемента. Таким образом, порядковый номер эле­мента есть присущее ему посто­янное и неизменное число. Внизу клетки, под знаками элементов указана их атомная масса. Номер группы соответствует, как прави­ло, высшей валентности элемента (по кислороду).Нас будут интересовать, в основном, 2-ой период и нулевая группа инертных элементов. Во втором периоде, например, видно, как атомная масса возрастает от лития (1л) к неону (14 е), при этом порядковый номер увеличивается с 3 до 10, что соответствует увеличению числа электронов также с 3 до 10 (см. сумму чисел справа или слева в клетке — это число электронов атома).Изменения атомной массы и порядкового номера от элемента к элементу обуславливают измене­ние их свойств в данном периоде и периодичность свойств при пе­реходе от одного периода к дру­гому. В каждом следующем пе­риоде свойства начинают повто­ряться, несколько изменяясь. В этом и состоит их периодичность.

    Рассмотрим теперь 2-ой пе­риод (см. рис 1 и 2). В нём четыре первых элемента — твёрдые веще­ства. Литий (Li) — щелочной ме­талл (с порядковым номером 3) и бериллий (Ве) — щелочно­земельный (с порядковым номе­ром 4) обладают способностью отдавать свободные валентные электроны (у лития — 1, у берил­лия — 2), особенно литий, обра­зующий сильное основание.

    Далее идёт бор (В) — элемент, проявляющий в своих соединени­ях двойственные свойства: как металла (т. е. может отдавать электроны), так и неметалла (при­нимает электроны), и, таким обра­зом, может создавать как слабые основания, так и слабые кислоты, например, борную кислоту, т.е. обладает амфотерными свойства­ми.

    Следующий элемент — угле­род (С) — важнейший элемент, входящий во все органические соединения, а значит — во всё жи­вое, а также в виде С02 входит в состав атмосферы.

    _ Далее следуют четыре газо­образных элемента, из которых два — важнейшие — азот (N2) и ки­слород (02) — образуют основную часть атмосферы. Третий — фтор (F) является первым и наиболее активным элементом в VII группе

    • группе галогенов — фтора, хлора (С1), брома (Вг), и йода (J). Фтор и хлор — газы, бром — жидкость, йод
    • твёрдое вещество.
    • Более того, фтор — наиболее электроотрицательный и самый реактивный из всех элементов системы. Он бурно взаимодейст­вует почти со всеми веществами, и с большинством из них — с го­рением и взрывом. В атмосфере фтора горят даже вода и платина! Кроме того, он очень агрессивен и ядовит (см. шуточный рис. 4).Создание ядерной бомбы и применение ядерной энергетики сделало необходимым производ­ство фтора в больших количест­вах (Интернет).Своё русское название » фтор » он ведёт от греческого «(р Вор ос»
      • разрушение. Здесь следует от­метить, что кроме знаков элемен­тов система не несёт в себе ничего более важного, чем их порядко­вый номер.

      Теперь давайте посмотрим, какой порядковый номер имеет фтор. — Так и есть! Феноменально!

      • Это номер 9! Т. е. самый разру­шительный элемент в Природе имеет порядковый номер 9, обу­словленный числом его электро­нов, равным 9. Это было уже интересно!

      Следующий элемент в этом периоде — инертный элемент неон (Ыс), известный по использова­нию его в неоновых лампах — в рекламе. Теперь обратимся ко всей нулевой группе инертных элементов, образующих инертные газы. К ним относятся: гелий (Не), неон (Ие), аргон (Ат), криптон (Кг), ксенон (Хе) и радон (Ил). Группа инертных элементов (га­зов) была открыта в конце XIX в; Менделеев не знал о них и долго отказывался признать их сущест­вование — они не вписывались в систему! Но в конце жизни он и другие учёные предложили при­соединить их к периодической таблице как нулевую группу, (см. рис. 1 и 2).

      Инертные элементы отлича­ются крайне низкой химической активностью вследствие их очень высокого потенциала ионизации. (Но лет 40 тому назад было выяс­нено, что все они, кроме гелия, могут образовывать соединения, например, с фтором). Инертные элементы также называют благо­родными — по аналогии с благо­родными металлами — золотом и платиной, вследствие их инертно­сти, т. е. низкой химической ак­тивности.

      А теперь взгляните на поряд­ковые номера благородных эле­ментов (рис. 2). Они указаны да­лее в скобках: гелий (2), неон (10), аргон (18), криптон (36), ксенон  (54) и радон (86). Обратите вни­мание: три инертных элемента — аргон, криптон и ксенон — имеют порядковые номера кратные 9(18, 36 и 54, соответственно). Далее интересно, что числа 18, 36 и 54 при сложении составляющих их цифр дают также число 9: 1 + 8 = 9   3 + 6 = 9      5 + 4 = 9.

      Таким образом, из этого можно заключить, что в таблице Менделеева зашифрованы четыре девятки, принадлежащие агрес­сивному фтору, с одной стороны, и трём инертным — благородным элементам, с другой. Следует от­метить, что фтор является единст­венным самым разрушительным в системе элементом, а из благо­родных элементов только три из них — аргон, криптон и ксенон — имеют порядковые номера крат­ные 9, т. е. 9×2 = 18, 9×4 = 36, 9×6 = 54.

      Соединив эти четыре девятки, получаем ряд 9999, который представляет собой — олицетворя­ет наиболее разрушительное и гибельное число во Вселенной (см. книгу Э. Мулдашева «В поисках города Богов», т.1, «Трагическое послание древних»).

      Далее, смотрю снова на таб­лицу (рис. 2) и нахожу, что эле­менты водород (Н) и кислород (О), которые в виде газов при их опре­делённых соотношениях — т. н. » гремучая смесь » — соединяются со взрывом, т. е. тоже с разруше­нием, имеют порядковые номера 1 и 8, что в сумме даёт опять і + 8 = 9. Фантастика! Мистика!

      Какой из этого можно было сделать вывод? Задаю вопрос Бо­гу: — Учитывая, что в будущем люди, узнав и изучив систему, смогут сопоставить элементы с такими абсолютно противопо­ложными свойстиами как фтор и благородные элементы, Ты хотел обратить их внимание (и всего человечества, ибо система все­мирна и вечна) на то, что если оно (человечество) не хочет своей ги­бели и разрушения Планеты, то должно стремиться к благородст­ву, т. е. совершенствоваться, стремиться к добру и знаниям о Мироздании? — Да. — Это Твоё — навеки зашифрованное в системе элементов послание к нам? — Да.

      8Комментарий редакции:

      Пользоваться маятником могут многие, исследования показывали, что движения ма­ятника есть реакция самого че­ловека. Но это реакция подсоз­нания, которое далеко не все­гда осознаётся. На этом осно­ван древнейший метод «лозо­ходства» — поиска водосодер­жащих слоёв и залежей руд. Человек чувствителен к тонким воздействиям, однако непосредственно он их не воспри­нимает. Для этого используют­ся внешние предметы такие, как ветка лозы, «рамка» или маятник, которые являются индикаторами непроизвольных движений рук.
      Все утверждения, кроме одного, мы оставляем на совес­ти автора. Но откуда такая уве­ренность, что отвечает именно Бог, а не князь лжи, о чём не однократно упоминала Е.П. Блаватская.По статье можно видеть, что уровень образования «гос­пода», хотя и достаточно высо­кий, но не выше, чем образова­ние самого автора. Это проис­ходит вследствие того, что ав­тор задаёт вопросы, исходя из собственных представлений о мире и получает соответст­вующие ответы.

 

 

Если ты такой умный…

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Апрель - 27 - 20080 коммент. »

Сергей Сперанский

«Не стыдись, страна Россия!

Ангелы всегда босые».

М. Цветаева.

Вещих снов я не вижу. Но иногда, очень редко, бывают у меня как бы сны — подсказки, которые ос­тавляют после себя глубокий след. Можно даже сказать: формируют мою личность. От снов обычных они отличаются резко: четкостью деталей, впе­чатанных в сознание, и тем ощущением особой значимости, которое возникает уже во сне, закрепляется сразу после про­буждения, а потом уже не ос­тавляет никогда.

Вот один из таких снов, может быть, самый важный, увиденный мною в конце восьмидесятых или начале де­вяностых.

Я стою на возвышении (террасе, балконе?), среди группы мужчин и женщин, ко­торые весело, энергично что-то делают. Что именно — я не по­нимаю, и не стремлюсь понять, но знаю точно, что это нужное, НАСТОЯЩЕЕ дело, не какая- нибудь туфта, и я в нем участ­вую. А там, внизу, под нами — безжизненная равнина с чах­лыми кустиками и вьющейся среди них пыльной дорогой, — до самого горизонта. По ней бредут люди — унылые, сгорб­ленные, в лохмотьях. И острой болью сжимает сердце, что ни один из них не остановится, не поднимет голову, не взглянет на небо…

Вот и все.

Предвижу недоумение чи­тателей: зачем я это рассказы­ваю? Ну, увидел картинку…

Бывают сны куда как более за­нимательные.

Согласен. Но именно этот, очень простой сон, как бы рос во мне с годами, пока я не стал видеть в нем некое озарение, символ времени, и — главное! — ПОРУЧЕНИЕ. Никогда не ув­лекался я толкованием снови­дений — ни в плане различных сонников, ни — тем более! — в варианте фрейдистской «либи­до билиберды», которую одним этим словом метко припечатал Набоков. У меня же было не толкование, нет — четкое ЗНА­НИЕ, что этот сон означает. Люди, бредущие по пыльной дороге, это — образ духовного состояния общества, массового сознания. А те, кто на возвы­шении (и я — среди них) при­званы, обязаны это изменить. Чем они и занимаются.

Я редко смотрю телевизор. И то — почти исключительно канал «Культура». Но ведь не спрячешься. И долетают до меня обрывки того, на что гла­за бы не смотрели во веки ве­ков. Толпы людей с искажен­ными ненавистью лицами. Снова и снова — взрывы, трупы, кровь. Терроризм сам по себе ужасен, но еще неизвестно, что хуже — он сам или способы борьбы с ним, при которых уничтожаются десятки тысяч ни в чем не повинных людей. А экология… А океан желтой прессы, потакающей самым низменным инстинктам публи­ки… А продажность чиновников всех рангов, вплоть до са­мых высших…

Но я обрываю, только на­чав, этот список примет време­ни, чтобы сразу перейти к ха­рактеристике планетарного процесса, как я его ощущаю: ВСЕОБЩЕЕ ОСТЕРВЕНЕНИЕ, градус которого стремительно нарастает. И этому процессу вторит столь же стремительное нарастание природных катак­лизмов. Еще каких-нибудь де­сяток лет назад специалисты спорили: а не кажется ли это нам? Теперь уже не спорят. Земля, измученная издеватель­ствами над ней, начинает воз­мущаться. И это — не метафора. Ибо представление о том, что наша планета живая, мыслящая, страдающая, уже миновало этап эксцентричной гипотезы и становится общепринятой ба­нальностью. Реализуется про­грамма того сна-подсказки, с которого я начал свою статью.

Ну, сам я только недавно дозрел до ужаса за планету. А вот Баратынский писал еще в 1835 году (!):

Век шествует путем своим же­лезным.

В сердцах корысть, и общая меч­та

Час от пасу насущным и полез­ным

Отчетливей, бесстыдней занята.

Уже тогда поэт почувство­вал отдаленный гул надвигаю­щейся катастрофы. И сказал ключевые слова: «В СЕРДЦАХ КОРЫСТЬ». И дал характеристику процесса: «Общая мечта (по-современному — общественное сознание) час от часу все более занята «насущным и полезным». И определил свое отношение к этому процессу, как и к нарастающему бесстыдству.

Почти два века прошло с тех пор, и яснознание Баратын­ского подтвердилось на тысячу процентов.

Я уже писал в своей статье «Где мы?», что на этот задан­ный названием вопрос, СЕЙ­ЧАС уже нельзя ответить: «На Земле» и поставить точку. Мы

  • в Космосе, и из его глубин на нас (человечество) обрушива­ется шквал информации. Через посредников, разумеется, кото­рые эту информацию прини­мают. Мне даже как-то неловко писать само это слово: «ин­формация» — холодное, ней­тральное, — когда речь идет об отчаянных призывах: «Да из­менитесь же вы, наконец! Ина­че вам будет очень плохо». Это
  • главный смысл ВСЕХ посла­ний Космоса. Хотя в отдель­ных частностях они порой раз­личаются довольно значитель­но.

Источники сообщений я не буду даже перечислять, а уже тем более сопоставлять между собой. Такая попытка потребо­вала бы не статьи, а многотом­ного труда. Я же рассмотрю здесь’ очень коротко, «на одной ноге», самое главное из ПО­СЛЕДНЕГО ПРЕДУПРЕЖ­ДЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ. Его от имени Высшего Космиче­ского Разума (серьезный ин­форматор, не правда ли?) уже в течение трех лет принимает Леонид Иванович Маслов — физик, эколог, доктор наук, профессор, академик, «при­знанный эксперт многих акций государственного масштаба». Здесь я цитирую журнал «Нау­ка и религия» (НиР), который в шести номерах (№№ 9-12 за 2007 г. и №№ 1-2 за 2008 г.) напечатал обширные выдержки из посланий, принимаемых Масловым, и собирается в дальнейшем эти публикации продолжать. НиР представил также общий обзор всех посла­ний, подписанный четырьмя крупными учеными (докторами наук, профессорами, академи­ками). Из этого материала я выделю несколько наиважней­ших пунктов, сопровождая их собственными комментариями, цель которых — привлечь чита­телей не только к восприятию, но также и к обсуждению предлагаемой информации.

За «железные» века бурно­го научно-технического про­гресса человечество резко де­градировало в духовном плане. И эта деградация продолжает нарастать (все по Баратынско­му). А Вознесенский писал:

«Все прогрессы реакционны,

Если рушится человек!»

Я думаю, что большие по­эты получают информацию не­посредственно ОТТУДА. Ис­точник информации утвержда­ет, что оно (человечество) не оправдало ожиданий Творца (я воспринимаю этот тезис как самокритику Высшего Разума. Ибо кто ответствен за качество продукта: его создатель или сам продукт?).

Аура Земли сейчас грязно­серого цвета. Из вибраций, из­лучаемых нашей планетой, почти 49% негативных. А если их уровень достигнет 51%, то наступит коллапс и уничтоже­ние очага, в котором преобла­дают негативные вибрации. Ибо он представляет опасность для всей Галактики.

Опасность же для Земли велика, однако положение не безнадежно. И Космический Разум обещает сделать все возможное, чтобы предотвра­тить катастрофу. На это отпу­щено очень мало времени — всего пять лет. О том, почему именно такой срок, я расскажу ниже.

«Бог создал Нас без Нас, но спасти Нас без Нас не смо­жет».

Сейчас наиважнейшая за­дача для человечества — изме­нить общественное сознание. Корень всех зол нашей цивили­зации — в том самом, о чем пи­сал Баратынский. Этот корень называют по-разному:          коры­

столюбием, служением мамоне, всевластием денег… Здесь за­рыта самая большая «собака», которую надлежит вырыть и выбросить на помойшу! А если не сделать этого…

Вот тогда будет коллапс.

Служение Богу ИЛИ ма­моне (Золотому Тельцу) — ан­титеза. библейская. Библейский Бог сурово осуждал служение мамоне и наказывал за него.

Но сейчас, я думаю, надо присмотреться к союзу «ИЛИ». Без какой-то доли прагматизма и Богу хорошо не послужишь. Но! — страшна доминанта вы­годы, корысти, притом — сию­минутной. Страшна бездухов­ность, отсутствие Бога в душе. А Бог есть Любовь. Эта фор­мула затерта до блеска, но в ней — истина. И в каком же де­фиците этот «Бог в душе», если негативных вибраций от человечества 49%! И страшен МА­ТЕРИАЛИЗМ, как мировоззре­ние. Он сейчас агонизирует, трещит по всем швам, но еще наделает много бед за остав­шиеся ему пять неполных лет. Помните формулу Достоевско­го, вложенную им в уста Рас­кольникову: «Если Бога нет, то все дозволено!» И чего только не было дозволено нами за один лишь самый безбожный двадцатый век…

… И еще есть одно обстоя­тельство, которое надо учиты­вать, Весь мир — во всяком случае, западная цивилизация — один сплошной карнавал, в ко­тором очень не просто распо­знать под маской истинное ли­цо.

Я не поверил своим глазам, когда прочитал следующие строки одного из посланий Космического Разума:

«Как мне разделить Вас на тех, кто формально считает се­бя атеистом, но в душе более совестливый и более правед­ный, чем тот, кто служит, как ему кажется, Богу, но душа ко­торого чернее ночи? Среди Вас нет истинных праведников и нет настоящих грешников, ибо человеческая жизнь (поступки людей) есть полосатое про­странство, состоящее из черно­го и белого, из добра и зла, из ненависти и любви.»

И далее — в том же духе. Что это, как не ЖАЛОБА Кос­мического Разума нам, людям? Ему тоже трудно, он ищет на­шего сочувствия. Это так ПО- ЧЕЛОВЕЧЕСКИ! Но ведь если мы созданы по ЕЕО подобию, то стоит ли удивляться, находя в НЕМ черты сходства с нами.

Посочувствуем же Выс­шему Космическому Разуму в его воистину нелегком деле.

Ну, а теперь о том, что ожидается через пять лет.

Через пять лет, в самом конце 2012 года, нас ожидает Квантовый переход.

Далее цитирую точно по тексту посланий.

«Квантовый переход — по­степенный перевод вас в четы­рехмерное Пространство тон­кого плана, и первый этап — лишь экзамен вашего сознания и перевод его на другую октаву вибрации, на новую ступень эволюции. Переход из плотно­го плана в тонкий план подо­бен прыжку человека в светлое пространство из темной комна­ты, когда (при переходе из тьмы на свет) происходит вне­запное ослепление (на не­сколько секунд) от той яркости света, от той энергии, которую несет тонкий план, которую несет вам Моя Любовь!

Не бойтесь этого ослепле­ния, оно будет коротким и пройдет практически безболез­ненно, но оно будет, и к этому необходимо готовиться всем.

Оно действительно прой­дет быстро, но это и есть пер­вый этап Квантового перехода, который вам предстоит уви­деть».

«Не бойтесь временного ослепления» — обращается к нам Космический Разум, но ведь речь идет не только о временном ослеплении. Легко ли не бояться, если… Цитирую далее: «Люди духовные, жи­вущие по законам Любви, Гар­монии, выдержат энергетиче­ский удар и обретут способ­ность Богочеловеков. А люди порока и грехов, люди низких вибраций, уже не смогут «ото­рваться» от Мира материи и поэтому погибнут». Тут, есте­ственно, у каждого читателя возникнет вопрос: «А к какой категории лично я буду отне­сен? А мои родные и близкие?». При отсутствии сколько- нибудь четких ориентиров в вопросе «Кто есть кто?» не ис­пытывать страха перед Кван­товым переходом было бы очень и очень странно. Тем бо­лее, что в другой части «По­сланий» Всевышний утешает нас довольно своеобразно: «Цивилизация будет спасена, если выживет хотя бы 30% на­селения». Так вот о каком по­рядке цифр возможной гибели населения планеты идет речь! Не слишком бодрит такая ин­формация. ..

Но это последний фраг­мент я привел вовсе не для то­го, чтобы напугать посильнее тех, кто будет читать мою ста­тью. Переданная информация должна ВООРУЖАТЬ. К этому стремится автор «Посланий». Я же хочу быть проводником и усилителем его вибраций.

Как известно, и я об этом писал, предупреждения чело­вечеству из Космоса уже по­ступали на нашу планету неод­нократно. Однако видимых подвижек в сознании людей они не производили. Почему? Попробую предложить свое понимание этого и вообще — всей ситуации в целом.

Информированность насе­ления планеты о предупрежде­ниях Космоса была до недавне­го времени весьма ограничена. Огромное большинство людей о них не ведало или слышало «краем уха». Как занимались люди своими делами, так и продолжают заниматься. Ну, мало ли всяких странностей в мире, нам то что до них…

Рак на горе еще не свист­нул. Теперь он свистит во всю мощь.

Телевидение сообщает уже регулярно о том, что каких- нибудь два — три десятка лет назад было достоянием узкого крута лиц, «продвинутых» в эзотерике. А о том, что 2012 год будет для Земли особен­ным, знает теперь каждый школьник. И что год этот ПО­СЛЕДНИЙ в календаре Майя, тоже известно уже не отдель­ным чудакам, а населению планеты.

Компьютерная паутина в еще большей степени, чем те­левидение, делает любое важ­ное сообщение всеобщим дос­тоянием. А до роковой для многих даты Квантового пере­хода остается всего-навсего пять лет. И оказаться среди тех, кто погибнет, никому не хочет­ся.

Между тем число школ, кружков, форумов, семинаров, практикумов, тренингов, рас­пространяющих эзотерические знания и умения, а также учи­телей самого разного уровня, которые все это организуют, выросло за последние годы в десятки, если не в сотни раз. А с другой стороны нарастающее всеобщее остервенение, о ко­тором я уже поминал. Послед­ние пух и перья летят от тех нравственных запретов, кото­рые худо-бедно все же цемен­тировали общество.

Два встречных противопо­ложно направленных потока изменения сознания работают сейчас одновременно в плане­тарном масштабе. А ярче всего это проявляется у нас, в России. Точнее на территории бывшего Советского Союза.

И снова встает в моей па­мяти картинка из давнего сна- подсказки, сна-озарения, о ко­тором я писал в начале статьи. Кто они, эти бредущие по пыльной дороге люди со взо­рами, направленными исклю­чительно в землю, себе под но­ги? Это — та самая непробуж­денная масса народа, которая занята всецело бытом, зараба­тыванием денег и физическим выживанием. Молодой Горь­кий, еще в начале прошлого века, обрушил на них свое пре­зрение:

«А вы на Земле проживете,

Как черви слепые живут,

Ни сказок о вас не расскажут.. Ни песен о вас не споют.!»

А полувеком позже моло­дой Вознесенский размашисто перечеркнул их одной строкой: «Толпами автоматы топают к автоматам».

Но можно смотреть на них совсем другими глазами. Я приведу здесь стихотворение польского поэта Болеслава Лесьмяна, как бы сотканное из трепетной любви и сочувствия к этим людям. Тем самым, ко­торые «как черви слепые жи­вут». Оно так и называется — «Люди».

Здесь люди шли, как будто тени, — Без цели, без предназначенья.

Я видел их, я слышал их.

Шли, будто без сознанья даже, — Кто встретил их — забыл тогда же.

Я видел их, я слышал их.

Сторонкой шли, где шлях не све­тел, —

Никто злосчастных не приметил.

Я видел их, я слышал их.

Тихонько плакались, бывало,

И умирали, как попало.

Я видел их, я слышал их.

Где голоса их, где их лица? Молчанье, что за ними длится, — Я видел их, я слышал их.

Перевод Марии Петровых

Вот чего нам всем остро нехватает: ТАКОГО отноше­ния к людям. Может быть, оно проявится в нас после Кванто­вого перехода.

Не удержусь, приведу здесь слова Тувима о Лесьяне:

«Если есть где-то в занебе- сье недостижимое разумом Го­сударство Поэзии, то именно Лесьмян был на Земле его по­сланником».

А если Ваша душа, чита­тель, соприкоснувшись с ду­шой Лесьмяна через приведен­ные мною строки, хоть чуть-чуть заразится его болью за бредущих, как тени, людей, я уже буду считать, что не даром писал эту статью. Ибо это — та самая направленность измене­ния сознания, за которую рату­ет Высший Космический разум.

Вообще же позитивный вектор изменения обществен­ного сознания растет на глазах, хотя пока еще ему трудно кон­курировать с негативным. Ча­стное проявление этого — фе­номенальный успех газеты «Подруга», которая родилась чуть больше года назад и вот уже распространяется в два­дцати странах. А по качеству публикуемых материалов и элегантности оформления мо­жет уже соревноваться с самы­ми респектабельными журна­лами. А ведь она является совершеннейшим антиподом желтой прессе.

Но вот, допустим (я на это надеюсь) статья моя будет на­печатана в каком-либо прилич­ном журнале или газете — из тех, которые не заняты посто­янно «клубничкой» из жизни «звезд». Кто ее прочтет? Чита­тели желтой прессы не возьмут в руки этот журнал. А прочтут статью люди уже пробужден­ные, чье сознание и без меня настроено на требования Кос­моса. Но! — я в данном случае являюсь прямым исполнителем воли Высшего Космического Разума, который просил (через Маслова) как можно шире рас­пространять информацию о последнем предупреждении человечеству. Я же убедитель­но прошу читателей статьи о том же.

Очень важно, чтобы самая суть Предупреждения дошла до тех, кто в эту сторону не смотрит, но уже готов посмот­реть. Я думаю, что таких лю­дей очень много. За них надо бороться.

Лет пятнадцать назад я был потрясен апокрифом, про­чтенным в самиздате: Еванге­лие от Магдалины. Магдалина дает толкование первородного греха в корне отличного от церковного. И несравнимо бо­лее убедительное для меня лично.

Первородный грех по Ма­гдалине, то есть по ее понима­нию учения Христа, заключал­ся в присвоении Евой Адама и отрыве его от Бога. А мы все, потомки Адама и Евы, делимся на две разновидности, внешне неразличимые: людей (челове­ков) и человекоподобных. Че­ловек — тот, в ком сохранилась связь с Богом хоть в малой степени, а человекоподобный — тот, у кого она полностью от­сутствует. Это — собственники, всеми действиями которых движет исключительно ко­рысть.

И сейчас на планете ИХ ВЛАСТЬ. Человекоподобных. Бывают исключения, но они редки. Слуцкий писал об этом:

«Люди сметки и люди хватки, Победили людей ума,

Положили на обе лопатки Навалили сверху дерьма».

Вот тут, наконец, я подхо­жу к оправданию НАЗВАНИЯ своей статьи, «Если ты такой умный…». Как уже многие до­гадались, это — начало речения, конец которого: «…то почему ты такой бедный?»

За этим саркастическим вопросом стоит страшное в своем цинизме признание де­нежного измерения наиглав­нейшим для человека. Слово «умный», я думаю, является здесь лишь представителем традиционно требующих ува­жения качеств. Вместе с ним, в том же букете, подразумевают­ся также: знающий, умелый, добрый, отзывчивый, совест­ливый, сердечный — и т.д. И все это для вопрошающего со­вершеннейшие пустяки, мели Емеля, а существенно опреде­ляет человека только одно: ту­гой ли у него кошелек. Пози­ция типичная для человекопо­добных.

Великий Пиросмани отда­вал свои картины за тарелку похлебки.

«Он жизнь любил не скупо,

Что ясно по всему,

Но не хватило супа,

На всей Земле ему».

А Ван Гог вообще не про­дал ни одной своей картины. На постмертную же «выручку» от любой из них мог бы жить беззаботно всю свою жизнь.

Цветаева нищенствовала до конца дней и на родине, и за границей, а Хлебников вообще был бомжем. Этот скорбный список людей, которые дали человечеству в миллионы раз больше, чем от него получили, можно продолжать бесконечно. Нижайший поклон им. А вме­сто этого от человекоподобных — мерзкий плевок: «Если ты такой умный…».

Поклонение «Золотому Тельцу», по утверждению Высшего Космического Разума, составляет главную угрозу для нашей цивилизации. А ярчай­шая его манифестация — при­веденный издевательский во­прос. Этим вопросом перечер­киваются все высочайшие дос­тижения человеческого духа.

Вот почему я сделал этот символ торжествующей коры­сти и нравственной деградации НАЗВАНИЕМ статьи. Чтоб не забыли, не упустили читатели в ходе всех обсуждений врага номер один.

Прошу понять меня пра­вильно. Я вовсе не против ус­пехов в бизнесе, «Ешь ананасы, рябчиков жуй…» — это мы уже проходили. Что из этого вышло, тоже известно. Смётка и хватка в делах, конечно же, необхо­дима, но не вместо ума — в том расширительном понимании, о котором я уже писал.

В Нобелевской речи Сол­женицын назвал главную при­чину всех бед человечества: «Бога забыли». Полное совпадение с тем, о чем говорил Высший Космический Разум.

Те, кто и не вспомнит о Боге к моменту Квантового пе­рехода, погибнут. И речь идет не о соблюдении ритуалов (это тоже все время подчеркивает­ся), а о глубинном изменении сознания.

Возможно ли такое изме­нение за столь короткий срок? Думаю, Что да. Для тех, кто уже «на подходе». К ним я и обращаюсь от имени и по по­ручению Высшего Космиче­ского Разума.

Путей для транформации сознания сейчас множество. На любом книжном развале Вы найдете литературу, которая этому поможет. Нет денег — пойдите в библиотеку и там прочтете то, что Вам нужно. Записи лекций, семинаров, психологических практикумов на ОУБ дисках тоже сейчас широко доступны. Доступны и формы коллективного обуче­ния. Была бы дана УСТАНОВ­КА, что это Вам необходимо, а все остальное приложится. А ведь как, в действительности необходимо — дальше некуда! Ибо… далее я привожу точную цитату из «Посланий»:

«Начинается самый слож­ный процесс очищения челове­чества, и не каждый из Вас вы­держит этот экзамен достойно, но путь указан и выбор за че­ловечеством, за каждым чело­веком: либо к вершинам Ду­ховности, либо к падению в никуда! Масштаб планетарных изменений, которые предстоит Вам пережить, даже при всей Вашей фантазии Вам трудно представить, и ни одна точная наука не может спрогнозиро­вать, а тем более описать все то, что ожидает Ваш Мир в бли­жайшие годы!»

Я думаю, стоит постарать­ся, чтобы достойно выдержать этот важнейший экзамен.

К сказанному сделаю два добавления.

ПЕРВОЕ. Всем нам дово­дилось готовиться к экзаменам. Уж хотя бы в школе, а многим и не только. Редко кому это доставляло удовольствие. Обычно же бывало так: тяжело, не хочется, но — НАДО, никуда не денешься… С этим экзаме­ном не так. Приобщившись к работе над своим сознанием (в любой форме) Вы почувствуе­те, насколько это интересно, увлекательно, радостно. При­веду только один пример. Татьяна Лаврентьевна Малы­шева работает в Новосибирске исключительно с женщинами — как правило, малообразован­ными, замученными бытом, безденежьем, пьющими мужь­ями… Расширяет им сознание через движение, а также дру­гими способами. И как же они расцветают! Это надо видеть. Одна из них, при подведении итогов обучения сказала по­трясающую фразу: «Человек из меня вылупился!». Станови­тесь на этот путь: каждый — в своем варианте. Не пожалеете.

ДОБАВЛЕНИЕ ВТОРОЕ. Высший Космический Разум говорит о важности изменения самого нашего сознания, а не только физических действий, с ним связанных. Это для нас непривычно. Всю жизнь нас учили: важны поступки, кото­рые мы совершаем, а что мы при этом думаем, значения не имеет. Нет, очень даже имеет!

Даже если Вы не измените рода своей деятельности, а трансформируете только от­ношение к ней (и ко всему су­щему!), это уже повлияет на характер вибраций отправляе­мых в Космос. А также воздей­ствующих на других людей.

Данное обстоятельство чрезвычайно важно иметь в виду, принимаясь за работу со своим сознанием.

А теперь — внимание! Я процитирую тексты послания, относящиеся непосредственно к нашей стране.

«Момент начала Кванто­вого перехода, или «удара судьбы» первыми почувствуют люди населяющие Россию, не­зависимо от религиозной или национальной принадлежности.

Вы скоро не узнаете своей страны, которая из вечного из­гоя превратится в цветущий сад, а значит, в Рай, и покажет ошарашенному миру, что стра­на, принявшая Создателя осоз­нанно, достойна быть лидером (или поводырем) человечества в этот сложный переходный период.

Зерна знаний ложатся на подготовленную почву исстра­давшейся страны, они дадут небывалый урожай возможно­стей людей, выбравших Созда­теля, а это значит, сделавших, наконец правильный выбор.»

И еще — удивительный фрагмент, относящийся непо­средственно к нам, росиянам: «Я Вас прошу: захотите это искренне, и все ваши желания сбудутся. А людей, которые слышат Меня и которые пове­дут Вас, Я вам подберу. Лидер нации уже есть, он подготов­лен, но тих не в меру, ибо нет еще Моей воли и нет еще Ва­шей воли!»

В двухтысячном году я прослушал запись лекции Друнвало Мельхиседека в Мо­сковском Университете (Мель­хиседек — один из авторитет­нейших Космических учителей, автор знаменитой   книги:

«Древняя тайна цветка жизни»). Эту лекцию он начал с того, что для него большая честь вы­ступать в стране, которая по­кажет человечеству путь к но­вой цивилизации и сама будет первой на этом пути.

Честно говоря, я тогда по­думал, что эти слова — всего лишь дань вежливости людям, которые его принимают. Уж в таком загоне находилась тогда (да и сейчас находится) наша страна…

Но нет: в трудах Мельхи­седека, которые ныне у нас из­даны, это утверждение неодно­кратно повторяется. Так что Высший Космический Разум не одинок, утверждая особую (лидирующую) роль России в трансформации планетарного сознания.

Но почему так? Вопрос этот чрезвычайно сложен. Я могу здесь предложить лишь очень схематично свою гипоте­зу, относящуюся к последнему периоду планетарной истории.

В то время, как благопо­лучный Запад (Штаты — осо­бенно), на фоне ритуальной религиозности, плевать хотел на тонкие материи и делал деньги, наша страна, вопреки провозглашенному государст­венному атеизму, пламенно веровала. В светлое будущее, разумеется. Пусть в обман, ил­люзию, но это формировало структуру личности миллионов людей, не зацикленных на шкурных интересах.

Это я беру сугубо обоб­щенно два вектора. И там, и там было, конечно, множество исключений.

Потом Россия стала при­ближаться к Западу (по мента­литету), но все же не успела полностью слиться с ним. Вот такими Мы предстанем к мо­менту Квантового перехода, в ходе которого, по словам Соз­дателя, в России «не выдержат экзамена» сравнительно не­много людей. Наибольшие по­тери будут среди тех, кого мы ныне называем «олигархами», а также среди коррумпирован­ных чиновников.

Читая и вникая в тексты «Предупреждения», я чувст­вую, что становлюсь ближе к Высшему Космическому Разу­му, то есть к Богу. Из этих тек­стов, хочешь — не хочешь, вста­ет ЛИЧНОСТЬ автора. И, представьте, она мне симпа­тична! Думаю, что применение такого скромного, житейского слова по отношению ко Все­вышнему многих шокирует. Богу молятся гигантские толпы народа, порой впадая в неисто­вый религиозный экстаз, а по­рой и гневаясь на Него, отвер­гая и проклиная… А тут, види­те ли, разговор о моей СИМ­ПАТИИ к Нему.

Но ощущение личности информатора, который именует себя Высшим Космическим Разумом, Создателем, Творцом (а все это — синонимы слова «Бог»), подсказывает мне, что бури чувств (и с тем, и с дру­гим знаком) Ему за века, тыся­челетия или даже миллионы лет, изрядно надоели.

Он не играет никакой роли, ему нет нужды казаться иным, чем он есть. А потому в нем полностью отсутствует высо­комерие по отношению к нам. Напротив, он ищет в нас со­чувствия к своим трудностям, о чем я уже писал выше. Это трогательно и симпатично. Нас, заблудших, он любит, и скор­бит о будущих неизбежных жертвах Квантового перехода.

Он жмет руку Назарбаеву, поднимающему над планетой знамя экуменизма. Ибо разли­чия между конфессиями второ­степенны, а важна проповедь Любви — основа всех религий, вера в Космический Разум, вечную жизнь и справедли­вость Законов Космоса.

Все это тоже мне симпа­тично. Как и то, что Он реши­тельно против всех видов на­ционализма и шовинизма. Од­нако при этом Он с особой те­плотой, нежностью даже, гово­рит о народах России, которым до сих пор значительно больше, чем прагматическому Западу, удалось сохранить подлинную сердечность и духовность — основу для того, чтобы потери при Квантовом переходе были как можно меньшими.

Более того: именно о нас, россиянах, Он сказал в «По­сланиях» удивительную фразу: «Я ВЕРЮ В ВАС». Вдумайтесь в эти слова. Лично я ничего подобного не слыхивал. До сих пор все разговоры были о на­шей вере или неверии в Бога. А теперь сам Бог говорит, что верит В НАС.

Эту веру надо оправдать.

Свекла и свекольный сок

16Свеклу начали выращивать ещё несколько тысяч лет назад. Тогда в Вавилоне, Иране, Ассирии её клубни ис­пользовали как лекарственное средство. А в пищу употребляли только листья, сейчас их называ­ют свекольник.

Готовить блюда из клубней свеклы первыми начали арабы, затем индийцы распробовали этот овощ. Из Индии свекла перекоче­вала в Древнюю Грецию и Рим. Особенно ценил её Гиппократ и с удовольствием использовал в сво­ей врачебной практике. А в два­дцатом веке саму свеклу и све­кольный сок по достоинству оце­нили диетологи.

По содержанию аминокислот свекла опережает другие овощи. В ней содержатся клетчатка, пектин, большое коли­чество разных витаминов, а также немного каротина (про­витамина А) и органических ки­слот. Кроме того, свекла — непре­взойдённый источник легко ус­ваиваемого железа и меди, орга­нического калия и хлора, которые помогают мягко очистить орга­низм, а также, для полной карти­ны, — магния, кальция, марганца, фосфора и йода.

Свекольный сок пьют в небольших количествах. Чистого сока можно употреблять не больше одной стопки за прием.

Свекольный сок обладает всеми полезными свойствами свеклы, хотя он в меньшей степе­ни стимулирует перистальтику кишечника, поскольку волокна остаются в жмыхе. Поэтому я все­гда добавляю свекольные жмыхи в сок.

Сок свеклы особенно полезен женщинам. Но в чистом виде лучше его не употреблять. Это очень сильное средство и вызыва­ет мощное очистительное дейст­вие, а также тошноту, рвоту, сла­бость и головокружение. Если смешать свекольный сок с соком из кислых яблок или морковным соком (пропорции — по ощущени­ям), получится очень вкусный и безопасный коктейль.

Поскольку свекольный сок богат органическими солями же­леза, его рекомендуют беремен­ным женщинам, а также во время менструации и климакса. Органи­ческие соли железа гораздо ак­тивнее «железных» добавок, ко­торые обычно рекомендуются во время беременности и усваивают­ся легче.

Свекольный сок имеет мно­жество показаний. Так, его реко­мендуют при различных заболе­ваниях. желудочно-кишечного тракта, печени и желчного пузыря. При ангине очень полезно полос­кать горло свекольным соком. А при насморке закапывать его в нос.

Свекольный сок обладает ещё некоторыми ценными свой­ствами. Он безболезненно раство­ряет камни в желчном пузыре, неорганический кальций, нако­пившийся в кровеносных сосудах, протоках печени и других органах, он способен очищать желчный пузырь и даже растворять тромбы.

Стоит ещё отметить, что при поедании мяса в организме обра­зуется излишняя мочевая кислота — вещество, которое очень нега­тивно влияет на состояние здоро­вья. Свекольный сок (или коктей­ли с добавлением свекольного сока) прекрасно справляется с очищением организма от мочевой кислоты.

Самый эффективный кок­тейль на основе свекольного сока — это смесь морковного, огуреч­ного и свекольного соков. Основа — морковь. Норманн Уокер считал эту смесь самым лучшим средст­вом для очищения организма от солей, шлаков и всяких сгустков. Но в одиночку принимать этот коктейль в больших количествах нельзя, поскольку он является сильнодействующим лекарствен­ным средством и может спрово­цировать выброс камней из пече­ни, желчного пузыря, почек. Если вы не знаете точно, есть ли у вас камни в печени или почках — лучше выяснить. Или принимать свекольный сок и свекольно-огуречно-морковный коктейль в профилактических дозах.

В последнее время сок свек­лы всё чаще используют для ле­чения раковых заболеваний. Как показали многие исследования, он останавливает развитие раковых опухолей.

Если лень выжимать сок — не помешало бы до­бавить в свой ра­цион салаты из сырой или варё­ной свеклы (тоже по ощущениям — какая приятнее). Салаты можно делать по аналогии с соками — свекольно-морковный, свекольно-­яблочный или из свеклы, моркови и капусты. Приятного аппетита!

 

 

Без названия"Only Ten Left ~ Wanna Give Up (Arkadiusz-S Remix) » Скачать клубную музыку. Скачать клубняк бесплатно."