Эзотерический журнал "Мысль"

Наука Философия Эзотерика Искусство

Архив: Август, 2017

Тренировка мозга с помощью музыкальных инструментов

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Август - 9 - 20170 коммент. »

28_07_AUG-42 copyИгра на музыкальных инструментах влияет на структуру мозга, улучшает память, пространственное мышление и речевые навыки. Об этом говорится в исследованиях, результаты которых опубликовало издание The Guardian.
Многомиллионная индустрия приложений для тренировки мозга под угрозой. В октябре 2014 года группа из более 100 видных нейрофизиологов и психологов написала открытое письмо о том, что «заявленный потенциал игр/приложений для прокачки мозга часто преувеличен и порой вводит в заблуждение». Подробнее »

— В популярной прессе часто приводится такое высказывание Далай-ламы: «Если научный анализ сможет убедительно продемонстрировать, что определенные утверждения в буддизме не верны, то мы должны будем принять научные открытия и отвергнуть эти утверждения». Как нам следует понимать это заявление?
— Его Святейшество понимает, что определенные аспекты буддийской мысли содержат в себе эмпирические утверждения. Именно в этих областях идет тесное взаимодействие с наукой. Такие эмпирические утверждения могут соответствовать или не соответствовать существующему на настоящий день научному пониманию. И, если, в свете новых научных открытий, выявится их несоответствие, то они подлежат изменению. Но существуют и другие измерения буддийской мысли, такие как философское и этическое. Его Святейшество придерживается идеи, что наука не описывает всего объема действительности.
В действительности все зависит от вашего представления о том, какую именно область охватывает наука. Если вы убеждены, что всё познаваемое, всё, действительно существующее, должно так или иначе попадать в сферу изучения науки, тогда, конечно, возникает конфликт. Если же вы понимаете науку как определённый вид деятельности — определенный способ познания, подразумевающий определенную методологию, — то тогда одни аспекты действительности могут быть ею охвачены, а другие — нет.
Например, такие понятия как «правильное» и «неправильное», «хорошее» и «плохое» не относятся к области научного рассмотрения. Наука не может сказать, что правильно, а что нет. Из утверждений, оперирующих фактами, невозможно вывести нравственные заключения. Это признано на Западе со времен Дэвида Юма (David Hume). Известно высказывание Юма: «No ought from is» (невозможно перейти от суждений со связкой «есть» к суждениям со связкой «должен», то есть от описаний к предписаниям). Его Святейшество в известной степени с этим согласен. Наука — это попытка понять факты. Но как мы используем эти факты — это другая категория вопросов.
— Что если наука получит доказательства, противоречащие базовым положениям буддизма, например, непостоянству или перерождениям?
— Да, но как будут выглядеть эти доказательства?
— Вы напомнили мне о вопросе, который задали Далай-ламе на учениях в 2013 году в Нью-Йорке: «Наука все больше узнает о нашем уме и природе жизни, какие открытия в этой связи можно было бы сделать в доказательство возможности просветления?» Далай-лама в ответе сказал: «Важно различать то, что наука не нашла, и то, чему она нашла опровержение». Это важное методологическое различие, выведенное из философии срединного пути. Из того, что наука не нашла подтверждения чему-либо, не следует, что она это опровергла; отсутствие доказательств не есть опровержение.
Научные исследования и доказательства пользы медитационных практик имеют место, когда эти практики адаптируются для использования в светском контексте — для оказания помощи более широким слоям общества в рамках клинического применения. К примеру, основанная на осознанности (mindfulness) поведенческая терапия начинает использоваться как весьма эффективное лечение для снятия напряжения, а людям с повышенной склонностью к самоосуждению все чаще предлагается медитация о сострадании. В таких случаях наличие научных доказательств эффективности медитации будет полезным, поскольку эти техники в некотором смысле служат нефармакологическими методами лечения, для использования которых нужен какой-то критерий оценки их применимости для определённых типов людей.
В любом случае в данный момент научное исследование медитации и её влияния находится в зачаточном состоянии. Оно на столь ранней стадии, что нет способа показать, что определённая практика даёт определённые результаты.
— Вы говорили, что напряженность в отношениях между буддизмом и современностью по-разному воспринимается буддистами из традиционных буддийских культур, в частности тибетцами, и западными буддистами. В чём разница?
— Мы имеем дело с совершенно разными отправными точками, откуда западный буддист и буддист традиционный приходят на встречу с современностью, — это разные, унаследованные каждым и них, интеллектуальные традиции. У традиционных буддистов взгляд на мир основан на буддийском мировоззрении.
Мы критически подходим к превалирующим [в обществе] представлениям и извлекаем из них те элементы, которые в большей степени опираются на эмпирические данные — по меньшей мере в том, что касается материального мира. Эти элементы и должны стать частью нашего воззрения. Буддисты традиционно поступали так на протяжении всей истории. Для выживания буддийской традиции нужно, чтобы эта тенденция сохранялась. Но сам базис мировоззрения должен оставаться буддийским.
Западные же буддисты или, вернее, западные обращённые буддисты, пришли к буддизму по своей личной инициативе — есть какие-то причины, почему они выбрали буддизм. Их причины не имеют ничего общего с чувством лояльности определённым воспоминаниям или мифологии, которые являются частью повествовательной канвы самой традиции. Многие из них приходят к буддизму в ходе личного поиска; в целом это весьма индивидуалистичный подход. У них хорошая образовательная база, и потому в унаследованной ими интеллектуальной традиции будет преобладать научная составляющая. К этой основе они стараются добавить элементы буддизма, которые не слишком сильно противоречат такому взгляду на мир. Поэтому у них есть склонность быть весьма избирательными в восприятии традиции.
— Как различаются традиционные буддисты и западные в своём отношении к науке?
— То, как вы встраиваете научные элементы в систему верований, в действительности, опять же зависит от вашего представления о науке и широте её охвата. Если вы полагаете, что всё познаваемое и все истинное попадает в сферу научного изучения, то, очевидно, у вас будет более логически-позитивистский тип отношения. Если же вы считаете сферу охвата науки более ограниченной, тогда не всё, что вы воспринимаете как часть действительности, будет попадать в эту категорию.
—То есть наука становится скорее частью методологии, позволяющей разобраться с нашими переживаниями, нежели всей методологией.
— Именно так. Для традиционных буддистов лучше иметь такое более ограниченное представление о науке, нежели наивную идею — которая есть у большинства, — что наука является якобы единственным методом постижения действительности, и если наука о чём-то молчит, значит, этого в действительности не существует. Это популярная идея, и есть опасность, что традиционные буддисты могут её перенять. И если они это сделают, то возникнет проблема со многими аспектами традиции.
— Его Святейшество Далай-лама давно пытается внедрить занятия по научным дисциплинам в классическое буддийское образование в тибетских монастырях. Зачем?
— Его Святейшество заботится о том, чтобы привести классические тибетские традиции — культурную и интеллектуальную — к взаимодействию с современностью. В тибетском сообществе в эмиграции в Индии большинство учеников получает образование в светских школах, созданных по образу индийской системы среднего образования, которая, по сути, является продолжением британской. Поэтому они изучают научные дисциплины. Однако в классическом монастырском образовании научные дисциплины, вообще говоря, отсутствуют. Изначально Его Святейшество надеялся, что, поскольку большинство тибетцев теперь изучают научные дисциплины, со временем они возьмут на себя инициативу в деле критического взаимодействия с наукой; к примеру, начнут сочинять научные работы на тибетском языке и будут развивать тибетский язык так, чтобы появилась возможность выражать на этом языке научные идеи. Этого не произошло, поскольку внемонастырская школьная система — в целом система светская, и научные дисциплины, как правило, преподаются на английском. Поэтому как бы ни были подкованы тибетские студенты в научных дисциплинах по окончании школы или даже университета, они не смогут обсуждать науку на тибетском языке настолько свободно, чтобы сопоставлять научное мировоззрение с классической тибетской мыслью. Поэтому Его Святейшество начал думать, что для осуществления критического взаимодействия классической тибетской традиции с современностью следует привнести науку в само монастырское образование.
Один из основных аргументов Его Святейшества в пользу обучения монахов науке такой: если вы посмотрите на историю развития буддийских идей, буддизм всегда вступал во взаимодействие с мировоззрением, главенствующим в тот или иной момент времени. Например, развитие буддийской эпистемологической теории (теория познания) или методов буддийской логики произошло в контексте очень глубокого и продолжительного критического взаимодействия с небуддийскими традициями Индии. Другой довод Его Святейшества состоит в том, что в текстах абхидхармы достаточно много дискуссий о внешнем мире, которые, по сути, представляют собой научные теории. То есть буддисты интересовались миропониманием, а не только развитием личности. В действительности, согласно буддийской модели, развитие личности предполагает наличие правильного понимания природы действительности. В конце концов, считается, что освобождают именно мудрость и знания.
— В связи с недавним визитом Далай-ламы в Университет Эмори «Научная инициатива Эмотри—Тибет» (Emory Tibet Science Initiative) привлекла внимание популярной прессы. Что это за инициатива и чем она важна?
— «Научная инициатива Эмори — Тибет» нацелена на привнесение научных дисциплин в систему монастырского образования. Ранее уже была пара инициатив — таких как «Наука встречается с Дхармой» (Science Meets Dharma) и «Наука для монахов» (Science for Monks) – но в подходе Эмори впечатляет то, что разрабатывается учебная программа специально для монахов. Мы не можем учить монахов так, как учили бы обычного школьника или студента, — контекст совершенно другой.
— В чем здесь сложность?
— Вы не можете просто излагать открытия как факт; вам следует показать их философскую подоплеку. Важен подход c точки зрения «больших идей». У монастырей нет иллюзий на предмет их превращения в исследовательские центры по подготовке учёных. В действительности, им нужна программа — и достаточно сильная, — которая бы позволила передать наиболее важные научные идеи и открытия, выявить их философскую подоплеку и бросить вызов некоторым исходным посылкам, скрывающимся за их интерпретациями. Поэтому монахи не просто изучают науку. Они изучают её как систему мышления или философское воззрение. Один из моментов в науке — в отличие от философии — состоит в том, что вы не можете избежать изучения фактов. Вам нужно собрать какое-то количество базовых «кирпичиков».
— Было ли какое-то сопротивление идее Его Святейшества привнести науку в монастыри?
— Вначале было заметное нежелание. Это совершенно понятно; поскольку эти монастырские институты являются академическими учебными центрами, имеющими многовековую историю, успех и репутацию. Многие институты с долгой историей консервативны по своей сути. К примеру, католическая церковь или монархическая система. Именно консервативность позволяет этим институтам выживать. Реакция многих уважаемых монахов была такой: «Мы очень долго жили без научного образования. Зачем оно нам теперь? Если наша система работает, к чему её менять?» Эти вопросы вполне соответствуют человеческой природе.
Одно из основных беспокойств, выражаемых некоторыми, звучит так: «Дома в Тибете все важные культурные и исторические институты разрушены. То, что у нас есть в Индии, — единственный источник надежды. И поскольку классическое образование уже занимает так много времени и так трудоёмко, зачем добавлять к нему что-то ещё, ведь это будет отнимать у студентов время, а также отвлекать их внимание?» Вполне обоснованное беспокойство.
Другая причина нежелания — это страх перед современностью, поскольку они видят молодых монахов — и особенно юных лам-перерожденцев, — которые, подвергнувшись влиянию культуры потребления, затем оставляют монастыри. В Индии, например, источником соблазна служит индийская культура Болливуда; те, кто следит за дисциплиной, борются за то, чтобы монахи не ходили смотреть кино. Наука видится им частью современного мира, частью того, что соблазняет. Зачем же её привносить?

— Как же преодолели это сопротивление?
В январе 2013 года по просьбе Его Святейшества в Индии проводилась конференция института «Ум и жизнь» («Mind and Life»), на которую пришли тысячи монахов. В своей речи на открытии Его Святейшество говорил о важности правильного понимания места науки в монастырском образовании. Первичная цель монастырской системы — продолжать классическую традицию. Знакомство с наукой призвано не заменить её, но помочь улучшить. Монахи, распределяя свои время и силы, не должны отвлекаться на научную компоненту или переоценивать ее значимость в своём образовании. Таким образом Его Святейшество понимает, что это должно быть сделано искусно.
— Вы привели хороший пример того, что буддизм и наука могут быть совместимы. Меня интересует, как вы могли бы отреагировать на высказывание французского философа науки Мишеля Битболя (Michel Bitbol): «В науке и в буддизме определения того, что считается знанием, а что неведением, диаметрально противоположны». Разве в буддизме неведение определяется не как вера в то, что вещи стабильны и постоянны (а не меняются от одного момента к следующему), что имеют самосущие характеристики и что существуют сами по себе, независимо друг от друга и от наблюдателя? Но эти идеи, обращает внимание Битболь, «как раз и являются исходными допущениями в ежедневной научной работе».
— Я соглашусь с Мишелем Битболем в том, что большинство учёных, вероятно, исходят из такой предпосылки, которую буддисты считают заблуждением. Но есть и другие учёные с гораздо более прагматичным взглядом на эти вещи. Они понимают, что это конструкты, ими же созданные. Конструкты применимы для того, чтобы сделать определённые прогнозы и поставить эксперименты, которые затем позволят им сделать то, что ранее было невозможно. То есть, существуют другие учёные, которые воспринимают свои конструкты не как «действительно реальные», но скорее как рабочие модели, помогающие отточить понимание.
И даже с научной точки зрения вопрос, что есть истина, — сложный. В философии науки статус научных истин служит предметом многочисленных дискуссий. Большинство учёных придерживаются абсолютизма и универсализма: «истина есть истина, независимо от нашей позиции». У других же будет иной подход, поскольку сама история науки показывает, что то, что казалось истиной одному поколению, со временем изменялось. Эти учёные скажут, что идея о том, что нечто является истинным, независимо от точки зрения и от какого бы то ни было контекста лишена всякого смысла. Нечто может быть признано истиной только в известных рамках. Именно поэтому в буддизме истинность и ложность рассматриваются в рамках условной реальности, которая учитывает языковые аспекты, общий консенсус и так далее. Когда речь заходит об абсолютной истине, у нас есть пустотность, которая всегда устанавливается посредством отрицания. Вы ничего не можете сказать о ее признаках на языке объектов и свойств.
— Но может ли буддийское мировоззрение предложить Западу что-то ценное как раз в тех областях, где оно несовместимо с наукой или отличается от нее?
— Я действительно считаю, что вопрос, поднимаемый Мишелем Битболем касательно главного вызова буддизма, — или скептический вопрос, который ставит буддизм в отношении овеществления некоей предельной и абсолютной неделимой составляющей действительности, — может дестабилизировать всю науку. Наука исходит из предположения, что вы можете надстраивать знание на фундаменте того, что было прежде сделано другими, и что хотя вы, возможно, никогда не увидите всю картину целиком, вы неуклонно приближаетесь к полной картине. Буддизм в целом — и особенно мадхьямака (философия срединного пути) — подвергает сомнению обоснованность такого взгляда. Поэтому буддизм, действительно, может бросить вызов всей науке.
С другой стороны, у вас может быть более прагматичное понимание науки. Можно смотреть на неё как на инструмент — просто еще один инструмент, — который помогает людям лучше понять мир и свои взаимоотношения с ним и с помощью которого получаемое знание может вести к пониманию способов функционирования вещей. Тогда вам не нужно брать на себя то онтологическое обязательство, которое для буддистов чревато противореUntitled-39 copyчиями.
Буддизм может бросить еще один вызов — он может предложить иной взгляд на человеческую природу. К примеру, если вы посмотрите, в частности, на буддизм махаяны — и особенно на буддизм Восточной Азии, а также на ветви кагью и нингма тибетской традиции, — то они исходят из идеи, что фундаментальная природа ума не просто чиста, но является благой и просветленной. Внутри вас есть будда; вы просто не знаете этого. Медитация предназначена для того, чтобы счистить наслоения, которые не позволяют ей проявиться, но она уже в вас целиком и полностью — вам не нужно ничего взращивать.
Не все буддийские традиции исходят из такой предпосылки. К примеру, в тибетской традиции гелуг ее нет. Гелугпинцы считают сущностную природу ума чистой. Но они понимают эту чистоту в смысле того, что она «не загрязнена» — они не считают природу чистой в смысле «благой» или «сострадательной». Для них все качества просветления находятся там в виде семени, которое нужно взрастить. Другими словами, речь идет не просто об удалении слоёв, скрывающих внутреннего Будду. Вы должны активно взращивать это семя, поскольку фундаментальная природа ума нейтральна — она не дурная и не благая.
Но такой взгляд на человеческую природу как на благую по сути своей может быть проблемой для науки, поскольку в конечном итоге научное понимание живого существа должно основываться на теории эволюции. Именно эволюция предлагает те рамки, в которых надлежит рассматривать всё, что касается поведения человека и внутренних переживаний. А в рамках этой эволюционной модели идея наличия в нас какого-то светящегося будды не имеет ни малейшего смысла.
— Поскольку это означает, что мы по сути своей альтруисты? А это идёт вразрез с пониманием эволюции как системы, в которой каждый сам за себя?
Да, хотя в науке сейчас растёт понимание того, что эгоистическая модель человеческой природы, возможно, является некоторым преувеличением. В любом случае, концепции вроде наличия будды внутри будут конфликтовать с научными предпосылками.
И, конечно же, есть ещё одна область, где будет большой камень преткновения, — это природа сознания. Некоторые философы полагают, что наука никогда не сможет полностью объяснить сознание, и потому называют его «трудной проблемой».
Если наука, какой мы её знаем, не изменится, не думаю, что она когда-либо сможет дать окончательное описание того, что такое сознание. Вся парадигма науки строится с позиции третьего лица. И как можно — в рамках этой парадигмы — вообще ухватить характер сознания, оперирующего от первого лица? Вы можете подбираться к этому всё ближе и ближе, но как вы собираетесь в конечном итоге перейти в позицию, где вы сможете дать всестороннее описание характера субъективного переживания? Какой язык вы собираетесь для этого использовать? Наука должна признать, что сознание оперирует от первого лица, разработав для этого некий научный конструкт, однако весь язык науки ориентирован на третье лицо. Все научные модели в действительности основаны на том, что вы смотрите извне вовнутрь. Это объектно-ориентированный язык и объектно-ориентированное описание. Вдобавок сознание имеет способность к самоосознаванию. При подходе с позиции третьего лица мы никогда не сможем это описать.
В некотором смысле учёные понимают, что в данный момент нет убедительного доказательства их материалистической точки зрения, но в то же время большинство из них согласится, что это некий регулятивный посыл. Им необходим этот посыл, чтобы как-то двигаться дальше. Вся современная нейробиология основана на предположении, что сознание в конечное итоге находится в мозге. Поэтому, я думаю, что это одна из областей, где в какой-то момент пути разойдутся.
С другой стороны, если вы придерживаетесь той концепции науки, которую я описывал выше, как имеющей ограниченный охват, то это не должно быть проблемой. Вы будете рассматривать сознание как одну из тех вещей, что выпадают из области научного исследования. И тогда противоречия нет.

Беседовала Хеуман

Архитиктура и Вселенная

Автор Алла Гинзбург Опубликовано: Август - 9 - 20170 коммент. »

Подготовила Алла Гинзбург

ginsburg Храмовая архитектура (а также сакральная архитектура) — архитектура, занимающаяся проектированием и сооружением мест поклонения и священных культовых объектов, таких, как церкви, мечети, ступы, синагоги, и др. Многие цивилизации древности вкладывали большие средства и усилия в сакральную архитектуру, многие древние пирамиды и храмы сохранились до наших дней. Религиозные и священные постройки являются одними из самых впечатляющих, созданных человечеством. Сакральная архитектура в представлении людей всегда была связана со Вселенной.
До появления современных небоскрёбов культовые и религиозные постройки обычно были самыми крупными и выдающимися из всех строений. Несмотря на то, что стиль сакральной архитектуры менялся со временем, выражая общие тенденции в архитектуре, тем не менее, он был и остаётся неповторимым и отличается от стиля постройки других сооружений.
Священное и символическое значение храмовой архитектуры
Храмовые и религиозные постройки часто называют святыми местами.
Архитектор Норман Кунси считает, что главная задача сакральной архитектуры — сделать «прозрачной границу между духом и материей, телом и душой». При обсуждении сакральной архитектуры, протестантский священник Роберт Шуллер сказал, что для психологического здоровья, человек должен находиться в естественной обстановке, которой для него является сад.
Древняя архитектура

Интерьер Карнакского храма

Древняя сакральная архитектура включаUntitled-20 copyет в себя неолитическую архитектуру, древнеегипетскую архитектуру и шумерскую архитектуру. Древние религиозные здания, в частности, храмы, часто рассматривались как место обитания богов и использовались в качестве места проведения ритуалов и жертвоприношений. Древние гробницы и погребальные сооружения также являются примером архитектурных сооружений, отражающих религиозные верования разных народов. Карнакский храм в Фивах строился 1300 лет, и его многочисленные храмы скорее всего являются самой крупной религиозной структурой из когда-либо построенных. Древнеегипетская религиозная архитектура очаровала археологов и захватывала воображение людей на протяжении тысячелетий.
Классическая архитектура

Парфенон, Афины, Греция.

Untitled-21 copy

Около шестисотого года до н. э. деревянные колонны храма Геры в Олимпии были заменены каменными. Благодаря распространению этой практики на другие святилища некоторые каменные здания сохранились до наших дней. За греческой архитектурой последовала эллинистическая, а затем и римская, которая во многом копировала греческую. Поскольку храмы являются единственными зданиями, сохранившиеся до наших дней, большинство наших знаний о классической архитектуре основано именно на религиозных сооружениях. Парфенон, служивший не только местом почитания, но и казначейством, традиционно рассматривается как величайший пример классической архитектуры.

Восточная архитектураUntitled-22 copy
Индийская архитектура связана с историей и географией Индийского субконтинента. Проходящие через Индию торговые пути купцов, а также вторжения завоевателей повлияли на появление некоторых привнесенных извне элементов в традиционной индийской архитектуре. Разнообразие индийской культуры представлено в её архитектуре. Индийская архитектура сочетает в себе древние и разнообразные местные традиции, с типами, формами и технологиями из Западной и Центральной Азии, а также Европы.

Буддизм
В Южной Азии начиная с третьего века до н. э. сформировалась буддийская архитектура. С ранним буддизмом ассоциируются два вида сооружений: вихары и ступы.
Изначально вихары были временными убежищами странствующих монахов во время сезона дождей, позже эти сооружения разрабатывались для удовлетворения растущего и все более формализованного буддийского монашества. Примером подобного сооружения может служить Наланда в Бихаре.
Первоначальной функцией ступы было хранение и покUntitled-23 copyлонение мощам Будды. Самый ранний существующий пример ступы находится в деревне Санчи в штате Мадхья-Прадеш. В соответствии с изменениями в религиозной практике, ступы были постепенно включены в Чайтьи. Они достигли расцвета в первом веке до нашей эры, о чём свидетельствует пещерные комплексы Аджанта и Эллора в штате Махараштра.
Пагода является развитием идеи индийской ступы, она характеризуется многоуровневой башней с несколькими карнизами, они распространены в Китае, Японии, Корее, Непале и других частях Азии.
Буддийские храмы строились и за пределами Южной Азии, там, где буддизм терял свою популярность с начала н. э., храмы приходили в запустение. Примером такого заброшенного храма является Махабодхи в Бодх-Гая, Бихар. Архитектурные сооружения в виде ступы распространены в Азии, принимают разнообразные формы, различаясь в деталях, специфичных для разных регионов. Они были распространены на Китай и весь азиатский регион непальским архитектором Аранико в начале 13 века во времена Хубилая.
Индуизм

Untitled-24 copy
Храм Тирумалы Венкатешвары, построенный в дравидийском стиле.

Индуистская архитектура основана на Васту-шастре, её принципы изложены в Шилпа-шастре и других индуистских трактатах в соответствии с принципами, восходящими, как считается, к легендарному архитектору Вишвакарману. Ей более 2000 лет, и она придерживается строгой религиозной модели, которая включают в себя элементы астрономии и сакральной геометрии. Согласно индуизму, храм символизирует как макрокосм (Вселенную), так и микрокосм внутреннего мира. В то время как основные формы индуистской храмовой архитектуры придерживаются строгих традиций, значительным изменениям подвержены многочисленные декоративные украшения и орнаменты.
Основными составляющими индуистского храма являются святая святых, называемая Гарбхагриха, зал собрания, а также пространство у входа. Гарбхагриха обычно увенчана шикхарой башенного типа. Индуистский храм символизирует гору Меру, ось мира. Существуют строгие правила, которые описывают темы и скульптуры, которые должны быть на внешних стенах здания храма.
Два основных стиля индийской храмовой архитектуры — Нагара в Северной Индии и Дравида в южной Индии. Главным различием между этими двумя стилями является наличие детально проработанного входа в архитектуре юга Индии. Сооружения этих стилей также легко отличить по форме и отделке их шикхар. У храмов в стиле Нагара шикхары округлые, а в стиле Дравида — пирамидальные.
Византийская архитектура
Untitled-25 copyИстоком византийской архитектуры является архитектура Римской империи, однако стиль сложился также под влиянием архитектуры Ближнего Востока и греческой традиции крестообразного церковного дизайна. Кроме того, вместо камня стали использовать кирпич, классический порядок мUntitled-26 copyенее строго соблюдался, мозаики заменили резные украшения и появились сложные купола. Один из величайших прорывов в истории западной архитектуры произошёл, когда архитекторы Юстиниана изобрели сложную систему, предусматривающую плавный переход от квадратного основания церкви к круглому куполу (или куполам) с помощью тромпа или паруса. Ярким примером ранней византийской религиозной архитектуры является Софийский собор в Стамбуле.
Ислам

Интерьер Кордовской соборной мечети

Untitled-27 copy
Ранняя исламская архитектура испытала сильное влияние византийской архитектуры, особенно таUntitled-30 copyких элементов, как круглые арки, своды и купола. В различных регионах исламского мира строились свои характерные типы мечетей. Среди наиболее известных — ранние аббасидские мечети, мечети Т-типа и анатолийские мечети с центральным куполом.
Самым ранним стилем в исламской архитектуре был арабский тип мечетей во времена династии Омейядов. Эти мечети были квадратными или прямоугольными с закрытым двором и крытым молельным залом. Большинство ранних мечетей этого типа имели молитвенный зал с плоской крышей, что требовало многочисленных колонн и опор. Мечеть в Кордове поддерживают более 850 столбцов. Мечети арабского типа продолжали строить и при династии Аббасидов.

Гератская соборная мечеть, пример айванной мечети

ВUntitled-28 copy Османской империи в 15 веке появился центральный купол мечети, расположенный в центре над молитвенным залом. Кроме одного большого купола в центре, часто присутствовали меньшие купола вне центра в молитвенном зале или в остальной части мечети, где молитва не проводится.[4] Мечеть Купол Скалы в Иерусалиме является одной из самых известных мечетей этого типа.
В средние века строили также айванные мечети, отличающиеся наличием айванов. В айванных мечетях один или более айванов ведут к центральному двору, который служит молитвенным залом. Стиль представляет собой заимствование из доисламской иранской архитектуры и использовался в мечетях Ирана и стран, попавших под персидское влияние. Многие айванные мечети были перестроены из зороастрийских храмов огня, где эти дворики использовались для хранения священного огня. Сейчас айванные мечети уже не строят. Мечеть Имама в Исфахане является классическим примером айванной мечети.

Untitled-29 copyВид на трехуровневый квадратный минарет Великой мечети Кайруан, основанной в 670 году. Одна из самых впечатляющих мечетей в Северной Африке
Общей чертой мечетей являются минареты, узкие высокие башни, которые обычно находятся в одном из углов мечети. Верхушка минарета всегда является самой высокой точкой мечети, а часто и всей округи. У первых мечетей не было минаретов, и даже в наши дни наиболее консервативные исламские движения, например ваххабиты избегают строить минареты, считая их демонстративными и ненужными. Первый минарет был построен в 665 году в Басре во время правления халифа Омейядов Муавия I. Муавия поощрял строительство минаретов, чтобы они сделали мечети сопоставимыми с христианскими церквями с их колокольнями. Следовательно, мусульманские архитекторы позаимствовали форму колоколен для своих минаретов, использовуя их практически для тех же целей — призыв верующих к молитве.
Купола были отличительной чертой исламской архитектуры с 7 века. С течением времени размеры куполов росли, сначала занимая лишь небольшую часть крыши рядом с михрабом, стали постепенно охватывать всю крышу над молитвенным залом. Хотя обычно купола делали в форме полусферы, индийские Моголы распространили луковичные купола на Южную Азию и Персию.
В молитвенном зале, также называемом мусалла, мебель отсутствует, нет в нём ни стульев, ни скамеек. Молитвенные залы не содержат изображения людей, животных и духовных деятелей, хотя стены могут быть украшены арабской каллиграфией и стихами из Корана.
Обычно напротив входа в молитвенный зал находится стена кибла, которая визуально подчеркивает пространство молитвенного зала. Стена кибла обычно перпендикулярна направлению на Мекку. Прихожане молятся рядами параллельно стене кибла и таким образом организовываются лицом к Мекке. В стене кибла, как правило, в центре, находится михраб. Обычно михраб не занят мебелью, но иногда, особенно во время пятничной молитвы, там находитсяUntitled-31 copy минбар или кафедра для хатиба или другого выступающего с проповедью (хутба). Михраб служит местом, где имам регулярно приводит пять ежедневных молитв.
Мечети часто имеют фонтаны для омовения или источники воды при входе. Тем не менее, в маленьких мечетях прихожанам часто приходится использовать туалеты для омовений. В традиционной мечети эту функцию часто выполняют специальные постройки в центре двора. Современные мечети могут иметь различные удобства типа поликлиник, библиотек и тренажерных залов для прихожан.

Средневековая архитектура

Ставкирка в Урнесе

Untitled-32 copyХристианская архитектура в Европе в средние века взяла за основу план латинского креста для римской базилики. Он состоит из нефа, трансепта и алтаря с восточной стороны.
Кроме того, средневековые соборы испытали влияние византийской архитектуры, в частности куполов и греческих крестов, концентрирующих внимание на алтаре в центре церкви.
Церковь Покрова на Нерли является ярким примером русской православной архитектуры в средние века.Ставкирка в Урнесе в Норвегии является сохранившимся примером средневековых деревянных церковей.

Untitled-33 copy
Готическая архитектура
Готическая архитектура обычно ассоциируется соборами и другими церквями Европы, этот стиль процветал в Европе во время высокого и позднего средневековья. Зародившись в 12-м веке во Франции, он был известен в то время как «французский стиль». Начальным этапом готической архитектуры считаются церкви аббатства Сен-Дени около Парижа.
Другие наиболее известные сооружения готического стиля — Собор Парижской Богоматери, Амьенский собор и Шартрский собор.
Архитектура эпохи Возрождения

Собор Святого Петра в Риме

Untitled-34 copyUntitled-35 copyЭпоха Возрождения принесла с собой возвращение к классическому стилю и сделала новый акцент на рациональности. Архитектура этого периода представляет собой сознательное возрождение римской архитектуры с её симметрией, математическими пропорциями и геометрическим порядком. Проект купола собора Санта-Мария-дель-Фьоре Филиппо Брунеллески был одним из первых важных религиозных архитектурных проектов итальянского Возрождения.

Церковь Святой Сусанны в Риме, Карло Мадерна

 

Архитектура барокко
Untitled-36 copyРазвившись из стиля эпохи воUntitled-37 copyзрождения, стиль барокко ярко проявил себя в религиозном искусстве и архитектуре. Большинство историков архитектуры считают Собор Святого Петра в Риме работы Микеланджело прямым предшественником стиля барокко. Стиль барокко можно узнать по широким внутренним пространствам (вместо длинных узких нефов), вниманию на игре света и тени, обширным орнаментам, большим фрескам, произведениям искусства в интерьере, а также часто встречающимся драматическим рельефам на фасаде. Одной из важнейших построек раннего барокко считается Санта-Сусанна архитектора Карло Мадерна. Собор Святого Павла в Лондоне архитектора Кристофера Рена рассматривается как яркий пример позднего барокко в Англии.
Храмы мормонов
Храм Церкви Иисуса Христа Святых последних дней в Солт Лейк Сити

Храмы Церкви Иисуса Христа Святых последних дней предлагают уникальный взгляд на религиозный дизайн, хотя он сильно изменился от простого подражания архитектуре церквей, как Храм в Киртланде, построенный в 1830-х годах, до архитектуры неоготики корончатого стиля в ранних храмах штата Юта, а сегодня строятся десятки современных серийных храмов.
В ранних и некоторых современных храмах есть комната собрания священников с двумя наборами кафедр на каждом конце комнаты, со стульями или скамейками, которые можно перемещать лицом к разным сторонам комнаты при необходимости. Большинство, но не все храмы имеют узнаваемую статую ангела Морония на вершине шпиля. Храм в Наву и Храм в Солт-Лейк-Сити украшены символической каменной кладкой, представляющей различные аспекты веры.

Современная архитектура
Untitled-38 copy
Церковь Христа в Индепенденс, Миссури, США — пример храмовой архитектуры постмодернизма.

Музыка детства

Автор Анна Немеровская Опубликовано: Август - 9 - 20170 коммент. »

Анна Немеровская

Эту историю я нико6му никогда не рассказывал. Мы с мамой избегали этой темы…
А теперь вот захотелось рассказать. Повидимому, старею…
В начале 1953 года мне исполнилось семь лет. В сентябре прошлого года, в шесть с половиной, меня в школу не приняли, хотя я уже умел читать, писать и считать. В школе сказали, что можно пойти в РОНО (Районный отдел народного образования) и получить разрешение от них, но мама не стала добиваться.
Я был совершенно самостоятельным пацаном – даже сам ходил в музыкальную школу и в библиотеку, которые располагались недалеко от дома. Родители мои были очень музыкальные, образованные, начитанные, интересные люди. Они были актерами городского театра, преданными ему всей душой. Не на главных ролях, но и не в массовке, скажем, в среднем эшелоне.
Жили мы в центре города, в старинном 3-этажном густонаселенном доме. Коммуналка на девять семей на втором этаже, туалет в конце коридора. Нам здесь принадлежали две комнаты. Первая комната казалась небольшой из-за огромного рояля, занимающего полкомнаты. Другую половину комнаты отделял шифоньер, стоящий торцом к стене. В этой второй половине находились стол со стульями, книжный шкаф и родительская кровать. На задней стороне шифоньера кнопками была приколота карта мира, которую я очень любил разглядывать. (Впрочем, кому сейчас интересны эти трогательные для меня мелочи детства?…)
Вторая комнатка была маленькая, метров шесть-семь – это была моя комната. Обе комнаты были очень светлые, огромные окна выходили на главный проспект города.
Самой ценной вещью в доме был рояль. Папа рассказывал, какой этот рояль знаменитый, старинный, таких в мире осталось всего несколько, какие великие музыканты играли на нем, стоит он, наверно, каких-то немыслимых денег… Но я, к сожалению, все эти детали не запомнил и в свое время не записал. Дети устремлены в будущее, и прошлое их не интересует, тем более прошлое какого-то рояля – предмета домашней обстановки.
Жили очень скромно.
Вечером родители уходили на работу в театр, я оставался один. Темноты я не боялся. Темнота была не кромешная – в мое большое окно заглядывали и луна, и уличные фонари. А за стеной были соседи, которые разговаривали, стонали, кряхтели, потом затихали. Ночь приносила с собой тишину. И еще я был не один – со мной был мой игрушечный пёс с традиционным именем Бобик. Дети часто одушевляют свои любимые игрушки, рассказывают им свои секреты, спасаются от детского одиночества. Вот и у меня был придуманный мной «говорящий» песик.
– Ну все, Бобик, пора спать, – говорил я ему и выключал свет.
– А можно я прыгну к тебе на кровать? – говорил я писклявым голосом за него.
– Если у тебя грязные лапы, ты испачкаешь постель, и мама будет недовольна.
– Я помою свои лапки, – обещал Бобик, – а потом залезу к тебе.
Наконец, обняв Бобика-фантома я спокойно засыпал. Не слышал, когда заполночь приходили родители.
Дверь в наши комнаты не запиралась, если кто-то был дома. А на ночь, пока не пришли родители, тем более. Что, если мне захочется в конец коридора? Под кроватью стоял мой горшочек, который папа очень смешно называл «ночная ваза», но я – взрослый парень – им не пользовался.
Вот, вроде, все описал, теперь можно переходить к рассказу.
В этот вечер все было, как обычно. Родители ушли, я дочитал книжку, поговорил с Бобиком, выключил лампу на прикроватной тумбочке. И вдруг я услышал тихие шаги по коридору в нашу сторону. Перед нашей дверью шаги немного помедлили (может, этот кто-то прислушивался?), потом тихонько открылась дверь, и человек вошел в комнату.
“ Может, это мама почему-то вернулась? – подумал я тогда, – Нет, это не мама, она обычно тихо шепчет «Левушка, ты спишь?»
Шаги приближались к роялю. Мне было страшно, но ужас был не таким леденящим, не слишком жутким, не парализующим. Я еще мог размышлять. (Может, меня морально поддерживал Бобик?…) Я думал, если он (почему-то считал, что это мужчина) подойдет ко мне, я смогу ударить его по голове толстой книжкой сказок в твердой обложке, которая лежит у меня на тумбочке, а потом быстро соскочить с кровати и с громким криком выбежать в коридор. А там меня услышат соседи и спасут – так я рассуждал в тот момент. Но человек и не думал заходить ко мне в комнату. Он тихонько открыл крышку рояля и дотронулся до клавиш. Полилась нежная, тихая музыка. Помню, как я, семилетний ребенок, блаженствовал.
О, только музыкой –
Не словами –
Всколыхнулась
Земная твердь.
Звуки поплыли
Над головами,
Вкрадчивые,
Как смерть… (Михаил Анчаров)
Я не знаю, что чувствуют люди в состоянии медитации, поэтому не могу сравнить. Я бы описал это состояние как окутывающая меня божественная нежность.
Он закончил играть, тихо опустил крышку рояля, тихо вышел и осторожно прикрыл за собой дверь. Уходящих шагов не было слышно…
Утром я был тих и печален. Мама даже спросила меня, как я себя чувствую, и потрогала мой лоб.
Вечером, после ухода родителей, я не читал, я ждал ночного гостя. Я боялся и хотел его прихода одновременно. Я хотел слышать его музыку. И Он опять пришел и играл… для меня…
И звуки начали
Души нежить.
И зов любви
Нарастал.
И небыль, нечисть,
Ненависть, нежить
Бежали,
Как от креста. (Михаил Анчаров)
И приходил каждую ночь, кроме тех дней, когда родители были дома.
Маму очень волновало мое задумчивое состояние, и она, конечно, сумела вытянуть из меня, в чем причина.
– Я останусь с тобой на ночь.
– Нет, нет, мамочка, тогда Он не придет. И не сыграет мне. Он же не бандит. Наверное, у него дома нет рояля, ему негде играть, а хочется. Вот Он и приходит поиграть. Тебе же не жалко, пусть играет. Мамочка, пожалуйста, не спугни его…
Так продолжалось недели три. Каждое утро мама спрашивала меня: «Музыкант приходил?»
«Да», — отвечал я радостно.
Папа считал, что это у меня просто буйная фантазия, и я слышу то, что сам сочиняю, и что это с возрастом пройдет. «Вот пойдет в школу, там – новые друзья, новые заботы, новая информация и даже новые фантазии, которые, в свою очередь, сменятся другими». Но мама переживала. Мы стали придумывать разные хитрости. Как-то мама оставила на рояле на салфеточке бокал с водой. Утром мы придирчиво разглядывали уровень воды в бокале. Мама изменений не видела, а мне казалось, что воды стало самую чуточку меньше. Другой раз мы повесили на дверную ручку красную ниточку. Утром ниточка была на полу. Но ведь мама с папой пришли после двенадцати, вот и скинули ниточку.
Мама пошла к соседке.
– Марья Семеновна, Левочка говорит мне, что поздно вечером он слышит очень красивую музыку. А вы слышите?
– Нет, моя милая, я выпиваю снотворное и сразу засыпаю, иногда просыпаюсь к пяти, когда утренние трамваи зазвенят, или в шесть, когда гимн по радио исполняют.
Упоминание о вечно включенном у всех соседей радио немного успокоило маму.
– Наверное, это где-то этажом выше или ниже передают концерт классической музыки. Везде тихо, вот ты и слышишь музыку.
– А почему ее не слышно, если вы с папой дома? И еще, я же слышу шаги.
Ой-ой-ой! Зачем я сказал о шагах! Мама спокойно воспринимала моего одушевленного Бобика, но шагов взрослого ночного музыканта она испугалась.
Мама сказала, что не может играть спектакли – все время думает обо мне. Она взяла меня с собой в театр. Посадили меня в суфлерскую будку к милому старичку Борису Марковичу. Там было довольно просторно, поместилось для меня и старое кресло, в котором я сидел, поджав ноги. Смотреть спектакль с участием родителей было интересно.
– Балабус гешторбн, – вдруг неожиданно в антракте сказал Борис Маркович.
Я ничего не понял.
– А это хорошо или плохо? – на всякий случай спросил я, потому что не хотел признаваться.
– Конечно, – старичок хитро сощурился и было опять не понятно – его «конечно» имеет знак плюс или минус.
– А откуда вы знаете? – опять схитрил я.
– Я… почувствовал.
Дальше уточнять я не стал – во-первых, хотелось спать, а во-вторых, я все время думал о Музыканте. Дверь закрыта на ключ. Он не сможет войти, не сможет играть. Потом Он обидится и больше не придет, не будет играть для меня волшебную, чарующую музыку… Он будет играть где-нибудь в другом месте, не для меня…
Потом несколько дней мама была дома. Потом случилось трагическое событие для всего советского народа – умер Сталин. Все остальные проблемы стали мелкими и незначительными. Музыкант не приходил, может, переживал, а может, был занят, играя в оркестре трагические реквиемы или бурную, тревожную музыку…
И будто древних богов
Ропот,
И будто дальний
Набат,
И будто все
Великаны Европы
Шевельнулись
В своих гробах. (Михаил Анчаров)
Быстро пролетела весна. На лето меня отправили в деревню. Там рояля не было… Когда мама приезжала навестить меня, я спрашивал ее с надеждой, приходил ли Музыкант. Увы…
Потом я пошел в школу. Музыкальную школу я еле-еле дотянул до седьмого класса и бросил. Хотя слушать музыку я любил необычайно, но учиться играть не было желания. Играть лучше Музыканта я все равно не смогу. И вообще я не планировал связывать свое будущее с исполнительством.
Прошло много лет, но те необыкновенные звуки живут в моей памяти до сих пор.
К старости я из атеиста превратился в агностика. И теперь легко фантазирую. Особенно мне нравится развивать сюжет о моем Музыканте.
Это не было сном, я четко слышал все шорохи и звуки в затихающей коммуналке.
Это не был реальный человек, потому что после его ухода я никогда не слышал шагов, он как бы растворялся после того, как осторожно закрывал за собой дверь.
Это, конечно, говорил я себе, было привидение бедного Музыканта, учителя прелестной, но ветреной девушки. Они жили на свете много лет тому назад, а может, и веков. И Он играл ей на этом рояле. Но она посмеялась над ним и исчезла из его жизни навсегда. Душа его находила покой только в музыке. Вот Он и приходил ко мне играть на своем любимом старом рояле.

Мне нравится такое объяснение.

Три травы, которые лечат почти все острые состояния

Автор Кирилл Ланской Опубликовано: Август - 9 - 20170 коммент. »

Сейчас я назову вам три травы, которые лечат почти все острые состояния.
Есть такая область — гербология, т.е. травничество, которой официальная медицина, не занимается, поскольку это именно то, чем болезнь можно вылечить. Бабки это прекрасно знают и лечат травами.
Три основные травы, а точнее растительных средства, о которых надо знать всем:
1. Красный острый перец (кайенский)
2. Подорожник
3. Чеснок
Уже слышен вопль: <А-а-а! Это мы знаем! Нашел, чем удивить!> Разочарую: вы не знаете, вы лишь слышали звон и не пользуетесь, потому что не умеете. Объясняю, как и когда пользоваться.

Кайенский перец
Жаркость перца измеряется в условных единицах жара. Самый слабый перец — паприка — имеет жаркость <единица>. Самый острый перец — Хабанеро — 300.000 единиц. Ощущаете разницу?
На практике обычно употребляется кайенский перец, который имеет жаркость в 40.000 единиц.
Вы когда-нибудь бывали в Таиланде, где +35 в тени? Пробовали то, что ест местное население? Только именно еду для коренных жителей, а не то, что «адаптировано» для иностранцев? Если нет, то вы вряд ли можете представить себе, что такое действительно spicy…
Чай из красного перца «для сугреву» гораздо эффективнее и полезней, чем водка. Крепкий чай из красного перца — это лекарство номер один при всех острых состояниях и первое средство в аптечке взамен выброшенных лекарств.
Из него можно делать отличную концентрированную водочную настойку и, перелив, например, в пузырёк с пипеткой, носить в кармане при сердечных болях (это касается и стенокардии, и гипертонического криза) и применять вместо нитроглицерина. Хотя бы потому, что нитроглицерин — сильнейший яд. Красный перец обладает удивительными свойствами, которых нет ни у одного лекарства — он расширяет сосуды, когда они сужены, и суживает когда они расширены, т.е. он делает именно то, что нужно организму.
При простудах наливаем горячую воду в таз и щедро сыпим красный перец. Но держать ноги в тазу не более 20 минут.
Любая открытая рана лечится тоже очень просто — берётся красный острый сухой перец, просто засыпается с верхом в рану и перевязывается.

Подорожник
В России, чтобы вы знали, подорожник исконно применяется неправильно и не тогда, когда надо.
Обычное применение подорожника в России — наложить целый лист на порез — это то, на что лучше насыпать красного перцa.
Главное применение подорожника — это укусы змей, пчёл, и острые гнойные септические воспаления, флегмоны, абсцессы, тот же панариций хотя бы. Ядовитый укус или гнойная флегмона, угроза заражения крови? — Подорожник.
Внимание! Никто в мире, кроме как на Руси, не прикладывает подорожник как он есть, целым листом. Для того чтобы подорожник оказал своё действие, его листья надо пропустить через миксер или разбить молотком — чтобы сочился зеленый сок. И именно этой зеленой «кашей» обложить поврежденный участок тела. Кроме этого, надо есть подорожник сырым.
Кто так применяет подорожник?
Испокон века — североамериканские индейцы. Смертельный укус гюрзы — когда отёк уже доходит до горла — проходит за полчаса. Гнойная флегмона, когда официальная медицина предлагает ампутацию руки, проходит за ночь. Укусы пчёл — проходят моментально.
Единственная и немаловажная проблема заключается в том, что свежий подорожник имеется в наличии только летом. Поэтому этот потрясающий по эффективности антибиотик и антидот надо или засушивать с лета, или делать спиртовые вытяжки. И всегда иметь на всякий случай. Спиртовая вытяжка может храниться вечно. Делается она очень просто: берётся трехлитровая стеклянная банка и доверху набивается свежим промытым чистой водой подорожником. Затем до краёв заливается обычной водкой. Всё. Применяется когда надо.
Чеснок
Универсальный антибиотик, испокон века применяемый у русских «индейцев» — синтетического такого до сих пор нет. Действует как на бактерии, так и на вирусы и грибки.
Грибок на ноге? Натирать чесноком.
Грипп? Простуда? Чеснок. Воспаление лёгких? Чеснок.
Гнойная флегмона? Обложить подорожником и есть чеснок.
При женских воспалительных болезнях рекомендуется раздавленную дольку чеснока на ночь «пер вагина». Воспаление прямой кишки? Раздавливается чеснок и в прямую кишку.
При любой гнойной инфицированной ране — давится в пульпу и засовывается в нее.
Ни одна простуда или воспаление лёгких, почек, даже менингит не устоят перед чесноком.
Весь вопрос в дозировке.
При острых инфекционных, вирусных заболеваниях и, тем более, воспалениях лёгких чеснок съедается в дозе одна головка на 10 кг веса в сутки. То есть детям, скажем, 3-4 головки, взрослым 6-10 головок в день. Лучше есть сырым, но если это очень круто, можно отварить, затем съесть отваренный чеснок и выпить отвар). Сварили в воде 10 луковиц чеснока — и ешьте-пейте его целый день.

Кирилл Ланской (по материалам научной работы профессора Столешникова)

Константин Кузьминский

Автор Константин Кузьминский Опубликовано: Август - 9 - 20170 коммент. »

Лестница в небо

Дорога к небу открыта для всех,
Увидеть ее способен не каждый.
На теле почувствовать всю его степь
Спокон веков святые жаждут.
Покуда колени растерзаны в кровь,
В туннелях пульсирует вен магистраль.
И каждый из нас в молитвах готов,
Думать о вечном не перестать.
Раз стонут в пути провода поездов,
В надежде, что лучшее лишь впереди…
Нам стоит забыть, что значит «раздор»,
Нам лучше быстрее отсюда уйти.
И сколько не гнали меня вы за дверь,
Не сущность, а души покроются язвами.
Вселенская заповедь — её я задел
Лестницей в небо, что строили с вами.

«КУЗЬМИНКА»

Автор Альбина Каплан Опубликовано: Август - 9 - 20170 коммент. »

На Брайтоне стоит капризный январь: то выпадет снежок, подморозит, детишки играют в снежки. To вдруг потеплеет и целыми днями в окно стучит дождь, a за окном серый туман и нет больше белоснежной сказки. В такие пасмурные дни не хочется выползать из дома. Завариваю кофе, сажусь за столик и начинаю рассматривать старые фотоальбомы…. Проплывают фотокадры из прошлой жизни в Литве… А вот и наш Брайтон начала 90-х годов: пляж, кафе, кадры «на Кузьминке». Константин Кузьминский, из Питера, возлежит на своей знаменитой лежанке под флагом «АНАРХИЯ –МАТЬ ПОРЯДКА», в своей робе и, конечно, с голым пузом, а я рядом «глажу по животику Костю бегемотика».
Трудно пoверить, но на нашем Брайтоновском базаре культурная жизнь бурлила и кипела, а главным эпицентром был подвал Кости и его верной сподвижницы – жены Эммы, с прозвищем – «мышка». Кого только не видели и не слышали у Кости. Вспоминается грузный и клокочащий голос Беллы Ахмадулиной, её изумительные стихи. Бывали там и Юна Мориц, и ещё целая плеяда талантливых поэтов как из России, так и эмигрантской Америке.Untitled-19 copyКостя и Белла Ахмадулина

Костя много читал. Ему присылали литературные журналы из России и Европы, не говоря уж об Америке. Он и сам сотрудничал в них. Писал критические заметки и литературные эссе. От Кости мы узнавали имена новых звёзд России и Европы. А сколько замечательных вечеров за чашкой чая или рюмкой вина мы провели, слушая чудесные рассказы Кости о его питерской жизни, интересных друзьях, в основном художниках и поэтах. И это были не просто встречи. Многие ребята жили подолгу у Кости. Эмма их кормила и привечала, а Костя вёл очень серьёзные беседы о современной поэзии, был строгим критиком и наставником для многих из них. Да, для многих Костя был настоящим крёстным отцом.
А по ночам Костя в своих балахонах, вместе с верной помошницей Эммой, печатал литературные сборнии в своей самодельной типографии, которую помогли соорудить его друзья и поклонники. Большим событием на Кузьминке был выход в Америке девятитомника русской авангардий поэзии. Костя очень много знал наизусть из этого сборника и часто читал нам. Тираж был небольшой, но многие престижные университеты почитали за честь это преобретение. [Из Википедии: «Антология новейшей русской поэзии у Голубой Лагуны» (девять томов начиная с 1980 г.) представляет собой наиболее обширное, систематизированное по регионам и поэтическим группам собрание поэзии самиздата 1950-1980-х гг., снабженное комментариями составителя Константина Константиновича Кузьминского (16 апреля 1940, Ленинград, СССР — 2 мая 2015, Нью-Йорк, США) ]
Здесь, в подвале Кости, мы знакомились с картинами гениального Василия Ситникова, Васи Жданова, загадочной Тани Габрилианц. Недавно картину В. Ситникова приобрёл Лондон за миллион, а сам художник умер в Нью Йорке в бедности.Untitled-18 copy
Костя Кузьминский и Альбина Каплан

У Кости дома была замечательная коллекция современных русских художников, включая Шемякина, Целкова, Ситникова. За неё торговались американские знатоки русского авангарда, но давали «копейки». Костя жил очень скромно, но за гроши не хотел отдавать коллекцию. (Постоянным источником дохода у них была зарплата Эммы, которая работала чертёжницей в оффисе).

И всё это было на 13 Брайтон стрит, рядом с рестораном «Одесса», где гулял наш богатеющий Брайтон под песенки Любки Успенской и Вилли Токорева (который тогда очень любил поругивать Россию). Брайтон шиковал и был шумно вульгарен. Летом юные красотки разгуливали в бикини (а зимой – в соболях). Наши пухлые одесские матроны — в ярких трико и обтягивающих крутые телеса майках с эмблемой статуи Свободы или Микки Мауса – лузгали семечки на Бордворке. О да, они казались смешными и малосимпатичными, но эти тётки вырастили и юристов, и дантистов, и программистов.
Конечно Костя выделялся среди них, когда выгуливал у моря своих красавцев – борзых: летом он ходил в живописном балахоне, а зимой – бурке и папахе. Да, он был франдист и показушник, но это только дополняло его и не мешало быть одним из знатоков и деятелей современного русского авангардистского искусства.
«Кузьминка» продержалась у нас на Брайтоне лет 5-6. С Брайтона Костя и некоторые другие художники «переехали» на Делавер и обосновали там целую колонию эмигрантов – авангардистов.

Альбина Каплан

Untitled-9 copy        Кроме легендарной и загадочной Атлантиды (о которой все знают, но так никто до сих пор и не нашел) есть еще добрая сотня мифов и легенд, которые тоже претендуют на то, чтобы оказаться правдой. Так вот, один из таких мифов был подтвержден, а именно — археологи отыскали пропавший город Гераклион! Считается, что древний Гераклион был разрушен сильным землетрясением и исчез с лица землиUntitled-10 copy буквально за одну ночь. В этом схожесть мифа с Атлантидой, которая так же исчезла за считанные часы. И вот, спустя тысячелетия, город-легенда был обнаружен. Вот что теперь о нём известно.

Руины были скрыты от исследователей илом и водой на глубине около 10 метров в бухте Абукир, что примерно в трех километрах от побережья Александрии. Подробнее »

Мистика с космонавтами???

Автор Редколлегия Журнала Опубликовано: Август - 9 - 20170 коммент. »

Минуло уже полвека, как зем28_07_AUG-10 copyляне начали осваивать космос.  Однако он остаётся Великим Непознанным. Это лишний раз доказывают загадочные сюрпризы на его бескрайних просторах, свидетельства о которых не фигурируют в открытых источниках. Рассказывают, что 26 марта 1991 года в Атлантике приводнилась спускаемая капсула с американским астронавтом Чарльзом Гибсоном, который якобы полетел в космос ещё в 1963 году. После того как радиосвязь НАСА с ним прервалась, а его космический корабль «Джемени» исчез с орбиты, Гибсона считали погибшим при невыясненных обстоятельствах. Когда же капсулу выловили и открыли, то оказалось, что астронавт жив! Как он просуществовал 28 лет на корабле с запасом кислорода и пищи всего на полгода и куда девался с орбиты «Джемини», по сей день остаётся загадкой. Подробнее »

Существует ли спиновое (торсионное) поле?

Автор Нина Сотина Опубликовано: Август - 9 - 20170 коммент. »

О торсионных полях см.таvolni1кже: Мысль №1, статья А.Е. Акимов и Мысль №2, статья Г.Шипова.
Впервые о спиновых полях и о спиновых генераторах я услышала от Анатолия Евгеньевича Акимова. В то время (1986 г.) Анатолий Евгеньевич находился под сильным впечатлением работ А.А.Деева, создавшего генератор, излучающий поля непонятной природы.
В 1981 году Деев, совместно с сотрудниками лаборатории Биофизики А.П.Михайловой и Н.Б.Карташёвой, в Институте клинической и экспериментальной медицины СОАМН СССР провёл исследования, которые показали, что под воздействием этого генератора изменяются биофизические характеристики культуры клеток. (Эксперименты проводились по предложению директора этого института, академика АМН СССР В.П.Казначеева.)
Почему же экспериментаторы решили, что на клетки действовали поля неизвестной природы? Потому что в течение эксперимента проводилось двойное экранирование клеток от воздействия электромагнитного поля. Основу генератора составляли спиново-поляризованные материалы, поэтому естественно возникло предположение, что имеенно спины частиц играют принципиальную роль.
Позже в 1984 году в Университете дружбы народов имени П. Лумумбы В.А.Соколовой, А.А. Деевым и В. И. Сухановым были проведены эксперименты, зафиксировавшие резкое изменение относительной дисперсии электрической проводимости у растений на частотах 1÷517 кГц при воздействии этого генератора.
В 1985 году Т.П.Решетниковой в Киеве были проведены исследования изменения спинoвых состояний ядер некоторых биологических объектов под воздействием генератора. Спиновые состояния измерялись методом ядерно-магнитным резонансом (ЯМР). В экспериментах были зафиксированы статистически достоверные сдвиги кривых ЯМР, что является подтверждением спинового характера воздействия. [Интересно отметить, что аналогичную реакцию Решетникова наблюдала у семян, после воздействия на них экстрасенсами. Подробнее об этих экспериментах можно прочитать в журнале Мысль, N*20].
Подружившись с Акимовым мы, с моей сестрой Людмилой Болдыревой, много дискуссировали с Анатолием Евгеньевичем о природе о спиновых взаимодействий и физического вакуума. За основу нами была принята модель дираковского вакуума, т.е. состоящего из пар электрически разноименных частиц, полагая, что эти частицы имеют спин и что суммарный спин пары в невозмущённом состоянии равен нулю. Результатом этих обсуждений стала совместно написанная работа «СВОЙСТВА СПИНОВЫХ СИСТЕМ» (авторы: Акимов А. Е., Болдырева Л.Б., Сотина Н . Б.). Эта работа была одной из первых работ на эту тему и последней, где ещё не использовался термин «торсионное поле». В те годы не было ни одного официального журнала, который бы осмелился напечатать такую статью. Моей сестре, Болдыревой Л.Б. с трудом удалось провести её через Учёный Совет института, где она работала и депонировать в ВИНИТИ в 1987 году под номером No7466 В87.
Следует отметить, что большинство указанных выше экспериментов шло под прекрытием КГБ и были неизвестны широкой общественности в те годы. В этом было положительно то, что они были экранированы от нападак оффициальной «дипломираванной» науки, которая не могла, да и сейчас не может смириться ни с какими новыми полями или явлениями, которые не вписываются в парадигму главенствующих теорий. Акимов, который также работал в КГБ, как-то принёс нам с сестрой анкеты для оформления секретности и предложил перейти работать в закрытую лабораторию. Мне он принёс тогда книгу: Р. Пенроуза, В Риндлер «Спиноры и пространство-время», которая была издана в Англии в 1984 году и только-только была переведена на русский язык, и предложил мне, как математику, взять теорию Пенроуза как основу для построения теории физического вакуума, которая объясняла бы наблюдаемые спиновые эффекты. Однако в то время я только что отошла от закрытой тематики, связанной с разработками торпед. Все закрытые отчёты , на которые я потратила много времени, так и остались пылится в закромах «ПЕРВЫХ отделов» . За границу меня не пускали даже в Болгарию (хотя до этого я там уже бывала ). Опять уходить в «подполье» мне совсем не хотелось, и я отказалась. Сестра меня поддержала. Акимов сильно на нас обиделся. Только за полгода до своей смерти, летом 2006 года Анатолием Евгеньевичем подошёл ко мне после моего доклада, и очень доброжелательно сказал, что мы, в сущности, единомышленники (он ушёл из жизни 19 февраля 2007 ).
В дальнейшем в качестве Untitled-2 copyтеоретика Акимов привлёк Г.И.Шипова, который в это время уже развивал свою теорию физического вакуума. Ещё в конце 60-х годов Г.И.Шипов взялся за построение самой общей единой теории поля, из которой всё бы следовало как частный случай.
К сегоднешнему дню мы имеем огромный клубок спекуляций, домыслов, наблюдений и теорий на тему спиновых/торсионных полей. Чтобы хоть немного распутать этот клубок, с моей точки зрения, надо потянуть за три ниточки: политика, теории, эксперименты.

1. Политика
В 1982 году по указанию Юрия Андропова был создан Главный центр психотроники. Основная лаборатория размещалась в подземных сооружениях, в 30 км от Чернобыльской АЭС. Психотроникой занимались более 20 институтов. Координировал работы Центр нетрадиционных технологий при ГКНТ СССР.
А раз появились деньги, то сразу же появились и теоретики, и эксперименаторы. Поскольку всё было покрыто тайной, то слух пошёл по всей России и за рубежом. В США тоже стали создаватся разные лаборатории. Приезжал Мэй. Хотел разузнать, что у нас делается. Савва Савелий, который эмигрировал в Калифорнию, сразу же был привлечён к этой деятельности в Сан Франциско. В Принстоне заработала лаборатория Джана по изучению аномальных явлений. Однако, как только Советский Союз распался, многие лаборатории в США закрылись, в частности перестали финансиривать лабораторию Джана в Принстоне.

2. Теории
С точки зрения оффициальной физики никакого нового вида взаимодействия, проявляющегося в переносе на расстояние напряжений кручения нет. Тем не менее странные явления, типа описанных выше, наблюдаются, и, поскольку официальные физики от них открещиваются, то, как говорится, «свято место пусто не бывает»…
Так, сам А.А. Деев в своих исследованиях опирался на физические представления о существовании специфической среды, способной передавать дальнее взаимодействие между спинами. В его изложении физическое поле, которое порождалось движением этой среды, называлось Д-полем
Как я уже писала выше, Акимов привлёк в качестве теоретика Г.И.Шипова. Ещё раньше, после окончания физического факультета МГУ в 1967 году Г.И.Шипов “заболел болезнью”, которой болеют многие физики-теоретики: он решил построить самую общую единую теорию поля, из которой всё бы следовало как частный случай. За основу он взял теорию гравитации Эйнштейна — Картана.
Ещё 1922 году математик Эли Картан ввёл понятие «торсионное поле» для обозначения гипотетического поля, порождаемого кручением пространства. Теория Эйнштейна — Картана была разработана как расширение общей теории относитеUntitled-3 copyльности (ОТО). Если ОТО является математической моделью, которая описывает ряд экспериментов и наблюдений (хотя имеются и другие альтенативные физические модели, которые описывают те же наблюдения в рамках более понятного для нас трёхмерного евклидова пространства), то теория Эйнштейна — Картана — это сугубо математическое построение, не имеющее экспериментальных подтверждений.
Существует большое количество ошибок и «логических нестыковок» в теоретических работах Шипова–Акимова. {Не многие знают, что хотя они писались академиками, но не были академиками РАН. Быть академиком РАЕН не совсем тоже самое, что быть академиком РАН. Лишняя буква «Е» не повышает, а, скорее, понижает научный уровень}. Я сама была свидетелем, как Шипова «выносили» на научном семинаре в инстутуте Проблем Механики АН СССР. Это было, сколько я помню, в 1988 году. Директор института академик Ишлинский попросил научное сообщество заслушать доклад Шипова. После доклада он лично извинился перед руководством семинара за неожиданно низкий научный уровень докладчика. Однако, Акимов и Шипов смело шли вперёд под прикрытием КГБ.
Примерно то же самое происходит и с экспериментами. Например, они утверждали, что если медь, кристаллизующуюся из расплава, подвергнуть воздействию торсионного генератора, то электропроводность полученного таким способом образца окажется во много раз выше, чем у контрольных образцов меди. Согласно их расчетам, при замене проводов московских троллейбусов и трамваев этой, почти сверхпроводящей, медью можно было бы закрыть до половины действующих электростанций Москвы. Проверкой этого «эффекта» занимались известные физики-экспериментаторы из Института физических проблем им. П.Л.Капицы: академик А.С.Боровик-Романов и профессор Н.В.Заварицкий, которые сделали резко отрицательное заключение. Я сама много лет посещала семинары академика Боровика-Романова, который был специалистом, в частности, по спиновым токам в сверхтекучем Hе-3. Могу подтвердить его безукоризненную научную добросовестность.
Однако всё это можно было бы отнести к «проблемам роста», которые можно разрешать и исправлять, если бы всё направление исследований Шипова я не считала тупиковым. Действительно, понятие поля предполагает, что некая физическая величина, вообще говоря, является непрерывной в пространстве. Это должно было бы относиться и к торсионному полю. В то же время все экспериментаторы говорят о направленном излучении, т.е как будто они имеют дело не с полевыми характеристиками, а с сингулярностями, типа спиновых токов, вихревых линий, или потоков квази-частиц, передающих взаимодействие между спинами. В какой среде распространяются такие вихри – это отдельный вопрос. Мы знаем, например, что тороидальные вихри могут распространяться и в идеальной жидкости, не обладаюшей внутренними вращениями. С другой стороны, модель вакуума как сверхтекучей жидкости типа Hе-3 является очень плодотворной. Однако, невозможно ввести в уравнения движения только вращательные степени свободы, чтобы описать направленные спиновые токи в сверхтекучем Hе-3. Движением в сверхтекучей жидкости управляет «параметра порадка».

3. Эксперименты.
Однако пока учёные спорят, существует ли новый вид взаимодействия, проявляющейся в переносе на расстояние напряжений кручения, накапливаются факты, которые свидетельствуют об определённой самостоятельности спин-спинового взаимодействия. Например, в опытах, проведённых на ряде конденсированных сред, она проявилась в сохранении упорядочности ядерных спинов и величины ядерной намагниченности в течение длительного времени после удаления кристала из сильного внешнего магнитного поля. Упорядочность спинов сохранялась и даже после внесения системы в противоположно ориентированное слабое внешнее магнитное поле. Подобные эксперименты, по видимому, свидетельствуют о наличии у конденсированных сред особого вида взаимодействия.
В этой связи следует вспомнить и эксперименты, о которых говорилось вначале. Ведь там действовали генераторы из спиново-поляризованных материалов. Были и электромагнитные экраны. Всё это говорит о том, что нельзя отрицать факты, ради сохранения старых теорий, но и всеобъемлющие новые теории пока строить рано. Время собирать и анализировать факты.

4. НаUntitled-6 copyблюдения: вихри из Земли.
Приведу, в заключение, личные наблюдения, которые требуют своего объяснения. Менгиры Хакасии имеют разную форму, одни наUntitled-5 copyпоминают столбы, до 3-х метров высотой, а другие бесформенно-плоские плиты. Их возраст насчитывает 4 тысячи лет. Под вопросом остаются личности создателей, их цели и то, как им в принципе удалось доставить и установить 50-тонные глыбы? В древности менгиры использовались для проведения ритуалов и целительных обрядов. Исследования последних лет показали, что расположение менгиров связано с тектоническими разломами земной коры.

Untitled-4 copyНина Сотина

Без названия"Only Ten Left ~ Wanna Give Up (Arkadiusz-S Remix) &raquo; Скачать клубную музыку. Скачать клубняк бесплатно."